Азербайджанский газ дойдёт до Пакистана и Индии?

В эти дни состоялась видеоконференция с участием президентов Азербайджана, Афганистана и Туркменистана. Темой обсуждения стали совместные региональные проекты.

Ильхам Алиев отметил, что Азербайджан с 2002 года участвует в миротворческих миссиях НАТО в Афганистане.

«Мы внесли вклад в установление мира и стабильности в Афганистане обеспечением военной силы, мультимодального транзита, обучения и финансовой помощи. Число миротворцев Азербайджана в миссии «Решительная поддержка» было увеличено в 2018 году на 30 процентов и доведено до 120 человек», — сказал президент Ильхам Алиев.

Глава государства рассказал и о транспортных коридорах Восток-Запад и Север-Юг: «В 2019 году по коридору Восток-Запад было перевезено 8,7 миллиона тонн грузов. В первые четыре месяца нынешнего года эта цифра уже достигла 3 миллионов тонн. Азербайджан также является активным участником транспортного коридора Север-Юг. В азербайджанском сегменте коридора все работы завершены. Посредством этого коридора в прошлом году было перевезено 2,1 миллиона тонн, а за четыре месяца нынешнего года — 800 тысяч тонн грузов. В рамках транспортного коридора Восток-Запад Азербайджан добился положительных результатов в сотрудничестве с Афганистаном и Туркменистаном. 9 из 21 документа, подписанного в ходе моего официального визита в Туркменистан в ноябре 2018 года, касаются транспортного сектора», — сказал президент Азербайджана.

Со своей стороны президент Афганистана сказал, что: «Цель Афганистана- создать энергетический коридор из Азербайджана в Афганистан».

«В потенциале – расширение его до Пакистана и Индии, в соответствии с проводимой работой до завершения газопровода Туркменистан — Афганистан — Пакистан — Индия. Интерес для нас представляет то, что виды приобретаемой энергии не носят конкурентного характера, а дополняют друг друга. Мы получаем из Азербайджана нефть, а из Туркменистана — дизельное топливо и природный газ».

Глава Афганистана также добавил, что его страна хотела бы добиться прогресса в вопросе поставок газа.

«Мне хотелось бы, чтобы мы добились конкретного прогресса в данном вопросе. Президент Ильхам Алиев, ТАПИ является маршрутом поставки энергоресурсов Туркменистан — Афганистан — Пакистан — Индия, а ТАП – из Туркменистана в Афганистан и из Афганистана в Пакистан. Турецкая компания приняла финансовое обязательство в объеме 1,3 миллиарда долларов. Вместе с тем, как предложил мой дорогой брат Президент Бердымухамедов, мы хотим обладать фиброоптическими коридорами. Связь Азербайджана с этими фиброоптическими коридорами изменит облик взаимосвязей между Южной Азией, включая Китай, Центральной Азией, Кавказом и Европой.

Мы сотрудничаем, поэтому это очень важно привести в соответствие. Если мы увяжем нашу энергетическую потребность c вашим предложением, связанным с энергией, то, считаю, создадим прогнозируемый объем бизнеса. А это позволит нам решить вопросы тарифов и эффективности с точки зрения не только объемов, но и очень важных для нас масштабов», — сказал президент Афганистана.

Комментируя итоги конференции Пресс-клубу «Содружество», политолог Зардушт Ализаде сказал, что внешняя политика Азербайджана не влияет на судьбу Афганистана.

«Я не думаю, что между странами могут быть какие-то общие транспортные интересы. Мы представляли свои аэропорты для заправки американских военно-транспортных самолетов, которые летали в Афганистан», — сказал он.

По мнению эксперта, сейчас американцы уходят из Афганистана, и оттого, кто там будет у власти: Абдуль Гани вместе с «Талибаном», либо один из них, — Азербайджану ни холодно, ни жарко.

«Пусть об этом беспокоятся центральноазиатские республики и Россия. Некоторые российские эксперты и военные аналитики говорят о том, что в 2020 году начнется операция ИГИЛ против центральноазиатских республик с перспективой дестабилизации ситуации в самой России путем мигрантов, которые хлынут из этого региона на север в Россию», — сказал Ализаде.

По мнению эксперта, самое слабое звено в этом регионе – это Туркменистан и Таджикистан.

«Но это всего лишь прогнозы, и сама Россия тоже учитывает эти риски и держит военные базы в этом регионе. К примеру, она контролирует афгано-таджикскую границу. Талибы до Азербайджана добраться не могут, но в целом, если будет дестабилизация во всей Центральной Азии, то это будет влиять и на Азербайджан», — отметил аналитик.

В условиях падения цен на нефть, а также и постепенное изменение рынка газа в мире, а именно в Европе, Азербайджан вынужден менять свою энергетическую политику и находить новых потребителей. В этом смысле такие страны как Пакистан и Индия – это самое то, что нужно.

На сегодня европейский рынок газа переживает определенную деформацию: рынок постепенно начинает захватывать американский сжиженный газ, который даже российский газ постепенно «выжимает» с рынка. Поэтому Азербайджану нужна диверсификация рынка в пользу развивающихся стран.

Другой вопрос, что за этот рынок борются такие страны, как Иран и Туркменистан, но, во-первых, Иран находится под санкциями, и поэтому покупать у него газ проблематично, а во-вторых, сам индийский и пакистанский рынок настолько велик, что одним иранским и туркменским газом тут не обойтись.

Другой важной темой для официального Баку является транспортный коридор «Север-ЮГ», где также играет важную роль Россия. Данный маршрут изначально предусматривался как железнодорожный коридор из Ирана через Азербайджан в Россию, а затем оттуда в северную Европу, пока из-за санкций Иран не может достроить свой участок железной дороги, а также не может раскрыть свой экономический потенциал — приходится диверсифицировать и этот маршрут.

В данном контексте путь через Афганистан и Туркменистан может быть вполне рабочим. Но все осложняется проблемой того, что сейчас США и Талибан договариваются, и после прихода к власти талибов за безопасность данного маршрута будут отвечать они, что вызывает немало вопросов. К примеру, сам факт сотрудничества с талибанским Афганистаном сложно представляется. Тем не менее, и даже талибам нужны деньги и международное признание для того, чтобы сохранить свою власть. Поэтому они будут вынуждены идти на соглашения, а потому на сегодня проект «Север-Юг» в обход Ирана рассматривается более перспективным, чем через исламскую республику.

Ниджат Гаджиев