Анатолий Вассерман о необходимости единого интеллектуального пространства

db32vb3v0aa-optХедлайнером Международного центральноазиатского медиафорума, организованного на прошлой неделе в Бишкеке политологическим центром «Север-Юг» при поддержке Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества (МФГС) в рамках второго этапа проекта «СМИ Содружества: диалог ради мира» (первый прошел в Тбилиси 29-30 июня нынешнего года), стал известный российский публицист, журналист, участник и многократный победитель телевизионных интеллектуальных игр Анатолий Вассерман.Накануне начала учебного года мы побеседовали с Анатолием Александровичем о проблемах образования и науки на постсоветском пространстве.

— Анатолий Александрович, на Медиафоруме в Бишкеке вы отметили, что введение Болонского процесса привело, по сути, к распаду единого образовательного пространства в СНГ. К примеру, сегодня возникают проблемы с нострификацией кандидатских степеней в некоторых сферах научных знаний. Еще один пример: в Казахстане для защиты степени PhD нужны публикации в научных журналах с импакт-фактором, тогда как многие ранее считавшиеся авторитетными российские научные издания – особенно это касается гуманитарной сферы – его не имеют.

— Думаю, что разрушение некогда единого интеллектуального пространства, формировавшегося на протяжении многих десятилетий – это в любом случае ошибка. Также полагаю, что отказ казахстанских ученых от публикаций в российских научных журналах – это, прежде всего, резкое ограничение, так сказать, рекламы научных достижений Казахстана, поскольку понятно, что, скажем, публикации казахстанский авторов-гуманитариев в англоязычных журналах просто не вызовут интереса у их аудитории. Потому что она, как правило, очень далека от нашей, специфически постсоветской, гуманитарной проблематики. Таким образом, это решение приведет лишь к тому, что гуманитарные исследования Казахстана станут менее известны. И вообще опыт тех постсоветских республик, которые попытались перейти на западные стандарты, показал, что чем ближе они стали к этим самым западным стандартам, тем хуже у них развивается и наука, и образование.

— Казахстан сегодня объявил о программе перехода на латиницу – окончательный вариант нового казахского алфавита и графики на основе латиницы будет представлен до конца нынешнего года. Как, на ваш взгляд, это скажется на сотрудничестве в образовательной и научной сфере?

— Переход на латиницу для республик постсоветского пространства подразумевает, в первую очередь, конечно, цивилизационный разрыв. Как показывает история, смена алфавита является отправной точкой для нового цивилизационного выбора. Напомню, что, когда Мустафа Кемаль Ататюрк принудительно перевел Турцию с арабской графики на латиницу, он и не скрывал, что его главная задачей является оторвать Турцию от ранее накопленного гуманитарного наследия, основного на исламской культурной и духовной традиции и исторической памяти Османской империи, к тому времени безнадежно устаревшей и исчерпавшей ресурсы развития. И сделал он это, чтобы перевести Турцию на путь светского развития и строительства национального государства, который он и считал правильным. Несомненно, этот новый вектор развития стал успешным для Турции. Однако проекция турецкого опыта – с неизбежным проведением параллелей – на постсоветское пространство принципиально не верна. Для бывших советских республик, отказ от кириллицы, по сути, означает утрату колоссального уже накопленного национального наследия – научного, образовательного, культурного – на кириллической графике. Отмечу, что это наследие несло и несет большой модернизационный потенциал, поэтому разрыв с ним является крайне болезненным процессом, чреватыми отложенными негативными последствиями в интеллектуальной, образовательной и научной сфере. И пример некоторых постсоветских республик, ранее перешедших на латиницу в форсированном порядке в надежде на ускоренную модернизацию образовательной и гуманитарной сферы, показывает, что чаще всего это, напротив, оборачивается катастрофическим провалом уровня культуры и образования подавляющего большинства населения.

— Если уж речь зашла о модернизационных проектах… В Казахстане сегодня объявлена программа модернизации общественного сознания «Рухани жаңғыру». Как вы считаете: возможно ли посредством императива сверху повлиять на такую категорию, как общественное сознание. Может быть, это возможно посредством реформ в сфере образования и науки?

— Очень надеюсь, что общественное сознание будет устойчиво к манипуляции с ним, осуществляемым в том числе под лозунгом модернизации. Поясню, почему я негативно расцениваю такие благие, по сути, инициативы. Модернизация общественного сознания процесс неизбежный, и именно поэтому не имеет смысла ее форсировать. Если вы будете силой тянуть ростки из земли в надежде, что так они быстрее дадут всходы и принесут плоды, то они, скорее всего, просто оторвутся от корней и завянут. Эту метафору я бы применил ко всем ускоренным модернизационным проектам, осуществляемым сверху.

Жанар Тулиндинова (Астана)