Апрельский референдум — шаг на пути к демократизации Турции

16 апреля в Турции пройдет конституционный референдум, на который вынесен вопрос об одобрении 18 поправок в конституцию страны. Изменения предусматривают переход от парламентской формы правления к президентской республике, отмену должности премьер-министра и реформирование Верховного совета судей и прокуроров. Daily Sabah считает, что переход к президентской системе, который поможет Турции снять военную и бюрократическую опеку в государственном механизме, — возможность для будущего процесса демократизации страны.

С момента своего создания Турецкая Республика в большей степени была сосредоточена на так называемой модернизации, которая привела страну к необратимому курсу вестернизации. XX век стал самым трудным периодом для турецкого народа. Это был переходный период, когда Турция из традиционной империи превратилась в современное национальное государство. Молодой республике следовало бы предпринимать более жесткие попытки «демократизации», а не просто принимать, имитировать и применять некоторые современные демократические характеристики европейских государств -политические, судебные, культурные и социальные системы своих западных коллег. Хотя и есть некоторая возможность обсуждения ”незападной модернизации”, опыт демократизации сам по себе представляет длительный и тяжелый процесс, который должен быть пройден отдельно взятой страной, так как попытки «скопировать и вставить» демократию западных стран в план молодой республики обречен на провал.

Процесс демократизации западных обществ является совершенно случайным процессом; то есть, определенные события привели иногда к запланированным, но в остальном – к совершенно неожиданным результатам. Таким образом, казалось бы, не относящиеся к делу события привели к нынешнему состоянию демократии во многих развивающихся странах. Это не значит, что мы подошли к «концу света» в связи с триумфом западной демократии участия, скорее, это процесс, и многие события, происходящие одно за другим, приводят к новому «конечному результату”.

Необходимость обновить конституцию полностью

Турецкая Республика все еще находится в начале пути демократизации, если можно рассматривать процесс как маршрут. Есть определенные факторы, из-за которых Турция все еще по-детски ведет себя в этом процессе. Во-первых, поздно пришло осознание того, что демократизация должна проходить на грамшианской органической почве. Ни одно общество не может быть преобразовано какими бы то ни было отчужденными политическими элитами.  В случае с Турцией большинство социальных и культурных реформ не соответствовало турецкой форме. Каждый раз, когда общество жаловалось и отклоняло это навязывание, основатели Республики предупреждали их с помощью различных средств, таких как военные перевороты и другие виды наказаний. По мнению этих самозваных блюстителей Республики, турецкий народ не заслуживал собственной демократии, произведенной на родной земле. После болезненного XX века, общество возложило надежды на сильные,  сменявшие друг друга правительства Партии справедливости и развития (ПСР), которые внесли многочисленные изменения в правовую систему Турции, создавшие возможности для демократического роста. Конечно, лучшей поправкой было бы изменение Конституции в целом.

Тем не менее правящая ПСР была запугана отношением политических партий в парламенте, так как эти оппозиционные партии уже давно отвергают все попытки создания более демократической конституции. С другой стороны, в ночь террористической попытки переворота 15 июля прошлого года был продемонстрирован общественный консенсус и, самое главное, в ту ночь возник необходимый социальный контракт для новой конституции. Люди, которые защищали демократию на улицах Стамбула, Анкары и других турецких городов, имеют различные политические идеологии и происходят из разных этнических групп. Новая конституция была написана на улицах в ту ночь, но это прекрасная возможность была утрачена по разным причинам. Поэтому правительство обратилось к людям с новым предложением — провести пластическую операцию на старой конституции.

Через месяц с небольшим поправки будут вынесены на референдум. ПСР предлагает внести некоторые изменения в турецкую политическую систему; особенно в отношении роли президента в исполнительной власти, которой был брошен вызов после всеобщих выборов Реджепа Таипа Эрдогана в 2014 году. Бывшие президенты избирались депутатами: либо партиями из парламента, либо, в большинстве случаев, военными генералами, начавшими военный переворот в попытке получить место президента. Всего было внесено 18 изменений в статьи Конституции. Эти изменения в конечном итоге приводят к изменению конституционной роли президента, поэтому почти не было никаких дебатов об отдельных изменениях предложенной версии. Иностранные представители, к сожалению, располагают информацией о  не соответствующих обсуждениях поправок. Они слышат, что, например, голосование в пользу поправок приведет к тому, что в Турции установится авторитарный режим, или что голосование ”против” приведет к политической нестабильности в стране.

Военные и бюрократия против демократии

Многие упускают важные изменения, особенно с точки зрения демократизации, принимая военную и бюрократическую опеку, от которой Турция страдала в течение почти столетия. Из-за нескольких военных переворотов, которые происходили практически каждое десятилетие в Республике после 1960 года, в дополнение ко многим предостережениям со стороны военных, гражданские лица слишком напуганы, чтобы выйти из своих привычных границ и сопротивляться опекающим силам. У военных были свои «красные линии»:  секуляризм и мультикультуризм. Когда они чувствовали, что эти вопросы были под угрозой, немедленно вмешивались в политику. До сих пор никто не задавался вопросом, почему два члена Конституционного суда попали туда из  военных высших судов (статья 146), или почему военные имели право принимать участие в гражданских судебных процессах? Поправка предлагает изменения, в результате которых могут проводиться ”дисциплинарные” суды, занимающиеся мелкими преступлениями, совершенными военнослужащими. Другими словами, военнослужащие будут привлекаться к ответственности в гражданских судах, а не наоборот. Другой проблемой является изменение назначений в высшие суды. Оппозиция утверждает, что данный метод назначения может поставить под угрозу беспристрастность правовой системы. В соответствии с предлагаемым изменением в статье 159 Конституции, президент будет иметь право назначать только четырех из 13 судей и прокуроров: 7 членов будут назначаться парламентом, а остальные двое будут назначаться министром и заместителем министра. Беспочвенным является аргумент, что член высшего суда теряет свою беспристрастность после назначения президентом, поскольку существует много внутренних механизмов для проверки их объективности. Напротив, в прошлом мы наблюдали, что некоторые члены судов высших инстанций или бюрократы из элиты пытались играть роль оппозиции, стараясь предотвратить некоторые правительственные обращения. Если большинство людей избирают президента, он должен быть в состоянии назначать сотрудников, с которыми собирается работать вместе. Если они не смогут убедить избирателей, то они потеряют свой пост на следующих выборах.

Daily Sabah