Армения: политические итоги года

Завершающийся политический год в Армении был довольно напряженным. Произошел ряд резонансных событий, которые оказали сильное влияние на внешнюю и внутреннюю политику республики.

Год начался спокойно

После конституционного референдума, прошедшего в декабре предыдущего года, политические силы анализировали его итоги и готовились жить и работать в условиях перехода к парламентской форме правления. В частности, власти и оппозиция пытались найти компромисс в вопросе Избирательного кодекса.

Что касается внешней политики, то представитель Армении – экс-глава правительства Тигран Саркисян, сменил россиянина Виктора Христенко на посту председателя Коллегии Евразийской экономической комиссии.

Апрельская эскалация

Размеренный ход политической жизни нарушила апрельская эскалация в зоне карабахского конфликта. “Четырехдневная война”, инициированная Азербайджаном, повлекла за собой самые большие жертвы с обеих сторон с 1994 года, когда было заключено соглашение о прекращении огня.

Причем эскалация была беспрецедентной, как с точки зрения потерь двух сторон, и так и с точки зрения количества и уровня применяемых средств. Стороны применили почти весь свой арсенал, за исключением боевых самолётов и оперативно-тактических ракет.

Если бы не активная посредническая роль России, которой удалось добиться от сторон согласия прекратить огонь, не была исключена возможность перерастания этой эскалации в широкомасштабную войну.

При этом надо заметить, что попытка союзной РФ занять в апреле равноудаленную позицию к сторонам конфликта (особенно на фоне отрытой поддержки действий Азербайджана его союзником Турцией), очень серьезно сказалась на отношении армянского общества к России, да и вообще к евразийской интеграции.

Отношение к евразийской интеграции

Наглядно это показал ежегодный доклад исследовательского проекта «Интеграционный барометр ЕАБР», который реализуется Центром интеграционных исследований Евразийского банка развития (ЦИИ ЕАБР) с 2012 года в партнерстве с Международным исследовательским агентством «Евразийский монитор».

«Интеграционный барометр ЕАБР – 2016» показал, что за год поддержка евразийской интеграции в Армении упала на 10% – с 56% до 46%.  С 29% до 33% выросло число тех, кто относится к евразийской интеграции безразлично и с 10% до 15% негативно.

Поставки российского оружия

Немного исправили ситуацию поставки новейшего российского оружия Армении. Так, во время сентябрьского военного парада на День независимости стало известно, что Россия поставила Армении оперативно-тактические ракетные комплексы (ОТРК) “Искандер”, системы реактивного огня (РСЗО), зенитно-ракетные комплексы (ЗРК) “Бук” и др.

Надо отметить, что эти поставки были призваны в первую очередь не улучшить имидж России в Армении, а усилить оборонные возможности единственного российского союзника в регионе, чтобы с помощью этого исключить возможность возобновления войны в Нагорном Карабахе.

Вообще сотрудничество между Арменией и Россией в военной сфере в 2016-м году вышло на новый уровень. Обе страны создали Объединённую региональную систему ПВО на Кавказе, подписали соглашение об Объединенной группировке войск двух стран в Кавказском регионе коллективной безопасности.

Что касается ситуации в переговорном процессе по урегулированию карабахского конфликта, то, после некоторого оживления (президенты Армении и Азербайджана встретились в Вене и Санкт-Петербурге), он опять заглох. Именно поэтому ситуация на линии соприкосновения сейчас вернулась к доапрельской – попытки диверсионных проникновений, обстрелы позиций с помощью минометов и гранатометов.

Внутренняя напряженность

Апрельская эскалация оказала сильнейшее воздействие и на внутриполитическую ситуацию в стране. Усилив и так сильное недовольство действующими властями из-за сложной социально-экономической ситуации в республике.

Результатом стал июльский захват полицейской части в Ереване группой ”Сасна црер”. И хотя властям удалось с помощью переговоров добиться сдачи группы, однако отношение общества к случившемуся стало для властей тревожным сигналом.

Стало ясно, что общество хочет перемен, а существующая в стране политическая и экономическая система себя исчерпала и не способна решить стоящих перед страной проблем.

Изменения в правительстве

Чтобы сбить накал общественного недовольства, армянские власти решили пойти на определенные изменения. В частности, смену главы правительства.

Новый премьер-министр Карен Карапетян, имеющий имидж технократа, призван (по его словам) осуществить кардинальные реформы в стране. И одним из первых шагов Карапетяна стал вывод из состава правительства одиозных министров-олигархов.

Однако до сих пор не ясно, что будет с новым премьером в 2018 году, когда истечет срок президентских полномочий Сержа Саргсяна. Уступит ли он свой пост тогда нынешнему президенту, или продолжит реализацию своей программы. Пока лишь известно, что после парламентских выборов 2017 г., в случае победы правящей Республиканской партии Армении (РПА) (в чем не приходится сомневаться), Карапетян продолжить занимать свой пост.

Сам Карапетян, а также ряд членов его правительства, в том числе бывший глава президентской администрации, а ныне министр обороны Виген Саркисян, вступили в ряды РПА.

В свою очередь РПА осенью этого года одержала убедительную победу во время выборов в органы местного самоуправления, сумев заполучить посты мэров второго и третьего по величине городов Армении – Гюмри и Ванадзора, в которых традиционно сильны оппозиционные настроения.

Визит президента Ирана

Другим важным внешнеполитическим событием года стал долгожданный визит в Армению президента Ирана Хасана Роухани. В ходе визита армянская и иранская стороны подчеркнули свое желание довести уровень экономических отношений до уровня политических.

Армянские власти надеются, что в этом вопросе Армении сильно поможет членство республики в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС). Именно поэтому официальный Ереван является главным лоббистом идеи соглашения о зоне свободной торговли Евразийского союза с Ираном. А также создает свободную экономическую зону на границе с Ираном.

Айк Халатян