Армения: С кем идет РПА на досрочные выборы?

С чем связан странный список РПА на этих выборах? Ожидать ли от влиятельных деятелей старой власти самостоятельной игры на следующих выборах (экс-премьер Карен Карапетян, зять Сержа Саргсяна Микаэл Минасян)? Почему экс-президент Роберт Кочарян не принял участие в досрочных выборах? На эти и другие вопросы Пресс-клуба “Содружество” ответил один из ведущих армянских политтехнологов Виген Акопян. 

В избирательной списке РПА помимо крупных предпринимателей нет и людей экс-премьера Карена Карапетяна и зятя экс-президента Сержа Саргсяна Микаэла Минасяна. С чем это связано? 

Сейчас сложно однозначно сказать, к чему они готовятся. Я не думаю, что те люди, о которых вы говорите, хотя бы формально были связаны с республиканцами, не считая, Карена Карапетяна. Но всем известно, что в последний период это была внутренняя оппозиция РПА.

Всегда было известно, что РПА является конгломератом различных политико-экономических групп влияния. Каждая группа пыталась увеличить свое влияние, через определенных людей, имея свои рычаги и так далее. На каком-то этапе, особенно после выборов 2017 года, эти отношения обострились. Речь идет о всех тех людях, с именами которых связывают разные группы.

В результате этого, уже в апреле 2017 года, я думаю, что позиции Сержа Саргсяна существенно ослабли, так как были огромные противоречия внутри партии власти. Сейчас уже всем понятно, что эти противоречия, с одной стороны, касались Сержа Саргсяна и премьера Карена Карапетяна, в чью группу входил брат владельца группы компаний «Ташир» Самвела Карапетяна Карен Карапетян.

Ясно, что и группа Микаела Минасяна не была восхищена остальными, особенно олигархическим крылом, и часто они давали подобные информационные утечки о наличии противоречий через контролируемые СМИ.

В таких условиях, когда партия потеряла власть, причем также и за счет внутреннего раскола, достаточно логично, что они не видят себя в обновляемой партии, так как есть огромные противоречия. Это не тот случай, когда люди уходят после неудачи. Здесь мы можем говорить о политической паузе.

Можно в дальнейшем ожидать их возвращения как отдельной силы или в составе РПА?

Я больше уверен в том, что они могут на каком-то этапе возобновить свою политическую деятельность, чем наоборот.

Я почти исключаю их возвращение в состав РПА, так как там уже, кажется, сориентировались, по какому пути партия пойдет, в каком примерном составе и кто будет их будущий официальный лидер.

Я не исключаю, что может сложиться ситуация, при которой эти люди пожелают вернуться в составе отдельной партии, тем более, что эти возможности у них есть. Как с финансовой точки зрения, так и с точки зрения организационного опыта, связей и влияния.

А чем вы объясняете этот странный список РПА? Вхождение в него, в тем более на местах ряда довольно непопулярных и даже дискредитированных политических деятелей (Арташес Гехамян Давид Шахназарян, Хосров Арутюнян и др.), тем более не являющихся членами самой РПА? 

 

Я думаю, что наличие некоторых «необъяснимых» людей в списке обусловлено тем, что РПА попыталась сопоставить несколько подходов. То есть, с одной стороны, внести какие-то изменения в фасаде и оставить только политическое крыло, как они это называют, с другой — попытались учесть интересы разных геополитических центров. Так как после потери власти эта партия более чем ослаблена, и содействие или лояльность в том или ином объеме со стороны России, США, Европы им не помешают.

Мы видим, что РПА даже после потери власти удается создавать определенные настроения в Европейской народной партии, из Европы звучали как минимум неоднозначные заявления, ставились условия новым властям. Заявления российских официальных лиц тоже всем известны.

Они сопоставили, попытались вызвать симпатию, иметь в составе людей, которые не сломаются, то, что они называют политическим крылом.  А также попытались сопоставить все интересы. И, в данном случае, включили в список тех людей, которые всегда сами себя позиционировали с Россией. Никакой другой логики в этом нет, так как эти люди не «приносят», а «уносят» голоса.

Это не касается Давида Шахназаряна, так как у него совсем другая миссия, и он об этой миссии прямо говорит. Он поставлен там, чтобы «взрывать мины» по карабахской тематике и поднимать шум вокруг темы. Не исключаю, что учитывая его внешние связи, у него есть определенная внешнеполитическая миссия, но уже не по российскому направлению.

Кроме того, он пиар-механизмы. Он делает заявления и заставляет сторонников Пашиняна отвечать, и РПА, не выходя на улицы, постоянно находится в центре внимания.

Что ожидать от экс-президента Роберта Кочаряна? Заявившего о возвращении в политику, но не принимающего участие в досрочных выборах. 

В случае с Кочаряном, он, возможно, вынужденно вошел в политическое поле. Так как он стал главной мишенью власти, что должно было символизировать борьбу с прежним режимом.  Он не захотел быть этой мишенью и единственный путь для этого – прикрыться политикой.

Во всяком случае, у Кочаряна есть намерения оставаться в активной политике, а единственным способом для этого является создание партии. Он очень хорошо понимает, что прежние ресурсы, в том числе прежние опоры, не менее скомпрометированы, чем он сам. Он захочет создать более свежую, более нормальную, современную партию. Он попытается играть определенную роль в политике, и думаю сейчас он просто не успел, так как не хотел идти на выборы с кем-то другим.

Тот же «Дашнакцутюн», если объединится с Кочаряном, то вообще будет иметь проблемы с рейтингом. Лидер «Процветающей Армении» Гагик Царукян, кажется, не хочет играть на этом поле. И геополитически, и в целом, он всегда буферное и одновременно российское крыло. То же самое у него было при Серже Саргсяне.

То есть, на этих выборах не было действенной политической силы, с которой он мог бы сыграть и использовать.

Айк Халатян