Астана и Бишкек оценивают риски. Как противостоять религиозным экстремистам?

Работа по противостоянию религиозным экстремистам должна иметь комплексный характер. Важным условием этого является возможность идентификации членов деструктивных религиозных течений. Именно на это направлена деятельность акимата г. Астаны; ранее решение в этом направлении были приняты Советом Безопасности Кыргызстана.

Дело в том, что по оценкам экспертов, Духовные управления мусульман (ДУМК) обеих стран не в состоянии проводить предупредительные шаги, поскольку считается, что визуально члена деструктивной организации (например, «Хизб ут-Тахрир» — ХУТ – «хизбутовцы») определить невозможно. Многие из них находятся во власти и выглядят вполне респектабельно. В то же время, перепрограммировать их деятельность можно способом внедрения толерантного ислама ханафитского толка, например путём экспорта из Казани и других духовных центров России. Со стороны даже идеологов «Хизб ут-Тахрир» эта идея получает понимание и поддержку, как уверяют эксперты-религиоведы.

Внутри самих религиозных течений в Казахстане и Кыргызстане есть радикальное крыло. Это молодые люди, ранее отсидевшие за уголовные преступления, и в местах лишения свободы перенявшие экстремистские и радикальные идеи. Эта группа людей наиболее разочаровалась в прежних идеалах, и теперь поддерживает идеи салафитов, а также тяготеют к ИГИЛ (запрещённая во многих государствах организация). Именно они занимались вербовкой и отправкой на исламистские фронты казахстанской, кыргызской и узбекской молодежи.

Ситуация в том, что ряды деструктивных религиозных структур более не однородны, в них есть группы радикальной молодёжи, стремящиеся отколоться от основного ядра и примкнуть к экстремистским и деструктивным группировкам в Сирии, Ираке и Афганистане. Отсюда и рост численности выезжавших в 2012-2017 годах из Казахстана и Кыргызстана на Ближний Восток. К тому же, кроме подпольных вербовочных центров, в Кыргызстане и Казахстане укрепляется движение салафитов. Сегодня это является фактором дестабилизации обстановки.

Необходимо со всей серьёзностью отнестись к складывающейся ситуации и вырастающим проблемам. Потенциально взрывоопасным регионом является Ферганская долина. Там масса центров подготовки и вербовки боевиков. В этом плане необходимо усилить разъяснительную работу с мусульманским населением. Есть посыл, что государство будет проводить жёсткий контроль над исламистами, но это требует идентификации деструктивных групп и уточнений относительно каждого региона. Требуются системные и систематические обследования ситуации. Интересно, что на данный момент именно западные эксперты ведут кропотливую работу над картой потенциальных конфликтов в Центральной Азии, в т.ч. этно-конфессиональных. Ведётся точечная исследовательская работа в очагах конфликтов в конкретных населенных пунктах, таких как Араван в Кыргызстане. Вопрос в том, кто и как воспользуется результатами исследований.

Будущее культурного, духовного, идеологического существования и развития Казахстана и Кыргызстана кроется в необходимости на государственном уровне, и результативно решать вопросы религиозного характера. Причём серьёзные эксперты указывают, что необходима поддержка и удержание ислама ханафитского толка матуридитского вероучения.

На самом деле мягкость ханафитского масхаба заключается не в юридической школе самой по себе; масхаб вообще чужд юриспруденции. Различия вероучений, или понимания ислама, заложены в изначальном отношении к греху и негативному человеческому намерению. Чем отличается салафизм от ханафизма, или — иными словами — ваххабиты от умеренных мусульман, ваххабитское, или тахавитское, веропонимание от матуридитского? Знание этого позволит понять, что задаёт идеологическое противостояние в современном исламе. Тахавитское вероучение заключено в следующем: у вас должна быть вера (иман) сердца на языке и в делах; если вы верите сердцем, и говорите о Боге, но ваши дела противоречат сказанному, то вы становитесь кяфиром (неверным). У матуридитов принадлежность к вере означает веру в сердце и на языке. Это означает, что если вы верующий мусульманин, веруете в Аллаха и не отрицаете языком, что Бог есть, то вы являетесь мусульманином, даже если вы употребляете спиртное, или совершаете другие грехи, ибо человек грешен. То есть, грехи не выводят человека из Ислама.

Проблема именно в том, что «Джамаат Таблиг» (ДТ), распространенное движение в Кыргызстане, но запрещенное во многих соседних странах, а также террористическое Исламское движение Узбекистана (ИДУ) и другие структуры по идеологии являются ханафитами, а не ваххабитами. С этой позиции подавляющее большинство мусульман в Центральной Азии не могут рассматривать их как экстремистов. Поэтому надо в срочном порядке вводить не просто ханафитский масхаб — это по сути одна из юридически оформленных теологических школ – а матуридитское вероучение, веропонимание. Большинство тюркоязычных народов –казахи, кыргызы, узбеки, татары – все матуридиты. А вот на юг от Центральной Азии находятся также ханафиты, но уже тахавиты. Это и Пакистан, и Саудовская Аравия. Современные географические границы всех среднеазиатских стран совпадают с распространением ханафитского масхаба матуридитской школы. Ареал такого вероучения шире: помимо Центральной Азии, это и Поволжье, и частично – Северный Кавказ. Ту же идеологию пытаются реализовать современные турецкие власти в противовес гюленизму. В Кыргызстане похоронен знаменитый имам Сархаси, который, наряду с имамами Бухари, а также Самарканди, почитаем в исламском мире. Благодаря этому Центральная Азия перехватила инициативу у иракских ученых и стала центром развития ханафизма.

Таким образом проблема не в масхабе, а в понимании веры, или такфире. Эксперты по религиям считают, что ранее эту тонкость даже муфтияты Казахстана и Кыргызстана не хотели понимать и принимать в силу катастрофической необразованности многих имамов.

В Казахстане и Кыргызстане имеется ощутимая нехватка просвещённых духовных кадров, а также экспертов в области ислама, способных транслировать во власть и общество необходимые толерантные понятия и смыслы. Необходимо создавать различные образовательные центры ханафитского ислама матуридитского вероучения. Для этого требуется заново создавать систему подготовки духовных кадров в Казахстане и Кыргызстане. Для этого возможно обучать их в религиозных центрах в России. Пока что кыргызские и казахские прогрессивные мусульмане самостоятельно, без участия государства, выстраивают отношения с российскими центрами ханафизма – Казанью, Уфой и Нижним Новгородом. Подготовленных экспертов по вопросам ислама и способных вести продуктивный диалог, только в Кыргызстане нужно 200-300 человек.

Координатор Экспертной платформы

Большая Евразия

Сергей Масаулов