Будет ли создана антииранская коалиция

В субботу Владимир Путин по телефону поздравил своего иранского коллегу Хасана Рухани с переизбранием на пост главы государства. Как сообщает пресс-служба Кремля, с обеих сторон подтвержден твердый настрой на углубление многопланового двустороннего взаимодействия в русле договоренностей, достигнутых в ходе визита президента Ирана в РФ 27–28 марта 2017 года. Особое внимание уделено вопросам торгово-экономического сотрудничества, в том числе реализации крупных совместных проектов в нефтегазовой сфере и в области мирного атома. При обсуждении ситуации в Сирии подчеркнута важность наращивания совместных усилий по содействию политико-дипломатическому урегулированию конфликта в этой стране, в частности в рамках «Астанинского процесса» и путем реализации Меморандума о создании зон деэскалации. Условлено о продолжении контактов как в двусторонних, так и в многосторонних форматах.

Накануне в ходе мультимедийного круглого стола на тему: «Иран: новые вызовы?» российские эксперты проанализировали ситуацию в Иране, дав прогноз развития событий вокруг его ядерной программы в свете заявлений, сделанных Дональдом Трампом и его собеседниками во время визита американского президента на Ближний Восток.

Специалист по современной истории Ближнего Востока и Северной Африки, старший преподаватель Департамента политической науки НИУ ВШЭ Григорий Лукьянов выразил мнение, что возросшая роль Ирана в регулировании проблем безопасности в окружающих его странах, на территории Ирака, Сирии, в Ливане демонстрирует то, что голос Ирана должен быть услышан: ″Сохранение нынешнего положения вещей пагубно влияет на сам процесс урегулирования этих конфликтов, мешает услышать всех участников, кто может повлиять на ситуацию. Конечно, Иран здесь не один. В таком положении сегодня оказывается во многом Турция. Она может говорить с США через НАТО, но встреча Эрдогана с Трампом была очень короткой, что ставит под сомнение диалог между США и Турцией на высшем уровне″.

По мнению Лукьянова, ″Европейский союз крайне заинтересован в сохранении СВПД, в его развитии. Конфронтация, инициируемая Саудовской Аравией и поддерживаемая США, не удовлетворяет интересам ЕС. С другой стороны, что в условиях Brexit, в условиях множественных конфликтов внутри самого Евросоюза между союзными структурами с одной стороны, и национальными государствами с другой, все это значительно усложняет для самого Европейского союза выстраивание диалога с США по этому вопросу. Возможности влиять на политику США у ЕС сегодня практически нет. Но Иран может работать с ЕС, который способен стать источником инвестиций и технологий, которые нужны для эффективно развития экономики страны и для исполнения предвыборных обещаний президента Рухани″.

Помимо ЕС, по словам Лукьянова, у Ирана есть и другие партнеры: ″Это постоянный потребитель иранской нефти Китай, который, как и РФ, является членом СБ ООН и играет не последнюю роль в евразийской политике. Китай  в рамках концепции нового шелкового и морского пути рассматривает Иран как одного из своих ведущих партнеров на пути выстраивания этой интеграции между Западом и Востоком. Не последнюю роль здесь может сыграть и РФ, которую никто не лишает ее важного положения на мировой арене в виду той роли, которую она играет в Сирии. На эти страны может опереться Иран в преодолении того состояния изоляции, в которое его погружают США и Саудовская Аравия″.

Старший научный сотрудник Центра изучения Ближнего и Среднего Востока ИВ РАН Владимир Сажин, анализируя внутрииранскую политическую ситуацию, заявил: ″За Рухани на выборах проголосовала молодежь. Его поддержали образованные люди, студенты, которых, кстати, на 1000 человек в Иране больше, чем во всех других странах мира. Это интеллигенция, это жители городов, прежде всего. Но при всем этом произошла определенная консолидация оппозиции. И если такое будет продолжаться дальше, то в политическом плане президенту Рухани будет сложно. Предстоит огромная работа президенту Рухани и в экономическом плане. Думаю, он будет продолжать укреплять сотрудничество и с Евросоюзом, Японией, с Кореей. С Китаем у них давно уже налажены связи. Конечно, многое будет зависеть от инвестиций. Сейчас Ирану необходимы две вещи главных — большие иностранные инвестиции практически во все отрасли экономики и высокие технологии. Это могут дать те страны, которые я назвал″.

По мнению Трампа, визит президента США Дональда Трампа в Саудовскую Аравию и Израиль, не особенно дружески относящиеся к ИРИ, весьма показателен: ″Не помню, когда президент США первый свой зарубежный визит совершал в Саудовскую Аравию. Понятно, что это вызов Ирану. В Саудовской Аравии были подписаны договоренности о больших вложениях в США на 300-380 млрд, из которых 100-110 млрд — на закупку современного вооружения. То есть, Трамп привязывает Саудовскую Аравию не только в политическом плане на антииранизме, но и в экономическом плане… Речь идет о создании антииранской коалиции. Во главе этой коалиции, конечно, будут стоять Саудовская Аравия и Израиль. Туда готовы войти и Египет войти, и Иордания, и Катар, и другие монархи Персидского залива. Об этом как раз шел разговор  и в Эр-Рияде и в Тель-Авиве″.