Визит Католикоса-Патриарха Всея Грузии Илии II в Москву: связь на уровне сердец

c45b0ce278a36ad56b0492d7cae90165В ноябре Католикос-Патриарх Всея Грузии Илия Второй принял участие в праздновании 70-летия Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. В ходе своего визита глава ГПЦ заострил свое внимание на значимости грузинской и русской православной церкви, которые своими отношениями дают пример политикам.

«Отношения между нашими Церквями имеют большое значение для наших государств и наших народов. Мы даем пример нашим политическим деятелям относительно взаимоотношений между нашими государствами. Должен сказать, что никогда в последние годы не было столько отдыхающих из России как сейчас, и мы этому очень рады», — заявил Илия II.

В свою очередь, первоиерарх Русской православной церкви назвал отношения с Церковью Грузии «связью на уровне сердец», без которой не может быть доброй связи между народами. Добавив, что все чаще подписывает прошения с просьбой благословить поездку к грузинским святыням и надеется в беседе с Илией II коснуться вопросов жизни русскоязычных христиан, проживающих на территории Грузии.

В День Святого Георгия Илия Второй провел праздничную службу в грузинской церкви в Москве, а после встретился с представителями диаспоры, священнослужителями, деятелями культуры и т.д.

Католикос-патриарх Грузии добавил, что обе церкви должны сделать все для улучшения отношений между политическими деятелями Грузии и России.

«Думаю, что это у нас получится», — считает католикос.

Из истории

Исторически сложилось так, что Россия и Грузия принадлежали к единой европейской цивилизации, исповедовали одну религию – христианство, и даже в рамках христианства принадлежали к одной конфессии – православию. Все вышесказанные факторы не могли не обусловить естественное сближение народов, которое началось задолго до 1801 года, даты, официально считающейся началом вхождения грузинских земель в состав Российской империи.

Первые контакты были и во времена Федора Иоанновича и Бориса Годунова, когда подписывались «Крестоцеловальная запись» и «Жалованная грамота».

Для политиков в Грузии уже во второй половине XVIII века было ясно, что все надежды Грузии связаны с Россией. Об этом свидетельствуют и постоянные обращения к российским властям, и возникновение в Москве грузинской колонии и некрополя грузинских царей в Астрахани.

Поэтому подписание Георгиевского трактата по инициативе правителя Восточной Грузии – Ираклия Второго было явлением абсолютно закономерным и логически предсказуемым. К сожалению, в грузинской историографии укоренилась традиция, согласно которой Российская империя включила в свой состав грузинские государственные образования, лишив власти их законных правителей.

В реальности дело обстояло немного иначе. По Амасийскому мирному договору 1555 года Западная Грузия объявлялась владением Османской Грузии, а Восточная – Ирана.

В 1801 в состав Российского государства вступила не вся Грузия, а всего лишь два ее региона – Картли и Кахети. Процесс собирания грузинских земель растянулся почти на весь XIX век, и России для этого пришлось вести целую серию войн с Турцией и Ираном.

Каким бы не был русский царизм, положение Грузии в Российской империи было абсолютно несравнимо с игом мусульманских государств, где народу угрожало либо физическое уничтожение, либо полное ассимиляция.

Невозможно отрицать тот факт, что в этот период грузинский народ получил передышку, в которой он чрезвычайно остро нуждался.

Согласитесь, что лучше всех этот момент описал великий русский поэт М.Ю. Лермонтов

«И божья благодать сошла

На Грузию! Она цвела

С тех пор в тени своих садов,

Не опасаяся врагов,

3а гранью дружеских штыков…»

Все течет, все меняется…

Пока оба Католикоса пытались удержать вековые узы братства, дружбы и взаимопомощи между двумя народами, пытаясь сохранить духовный мост, который остается основной связующей нитью, то представители высшего истеблишмента Тбилиси и Москвы спешили обмениваться комментариями по вопросу грузино-российских отношений.

Участвуя в церемонии открытия Российского центра науки и культуры в Гомеле, заместитель министра иностранных дел РФ Григорий Карасин успел затронуть и перспективы межгосударственных отношений. По словам Карасина, с конца 2012 года обстоятельства изменились, и новое руководство Грузии предложило подумать о том, как нормализовать отношения России и Грузии в тех сферах, в которых это возможно. Замминистра внешнеполитического ведомства добавил, что в перспективе российская сторона не исключает возможность отмены визового режима с Грузией, но при этом нужно учитывать фактор отсутствия дипотношений между странами.

«Грузия по-прежнему настаивает на том, чтобы мы пересмотрели свою позицию по признанию Абхазии и Южной Осетии. Это нереально сегодня и не будет реально никогда. Из этого надо исходить. Мы это называем новыми реалиями в регионе», — добавил он.

Реакция официального Тбилиси

Специальный представитель премьер-министра Грузии по урегулированию отношений с Российской Федерацией Зураб Абашидзе в интервью корреспонденту Пресс-клуба «Содружество» заявил, что Россия упростила визовый режим с Грузией с начала этого года и количество выданных российской стороной виз значительно возросло.

Экс-посол Грузии в РФ считает, что это, конечно, хорошая новость, но тематика Абхазии и Южной Осетии по-прежнему остается открытой и тупиковой в грузино-российских отношениях. C присущей ему выдержкой, обходя острые углы в российско-грузинских отношениях и проявляя гибкость, Абашидзе заостряет свое внимание и на том факторе, что позиция официального Тбилиси неизменна — Тбилиси по-прежнему готов к восстановлению добрососедских отношений с РФ, но не в ущерб территориальной целостности страны.

«Россия с начала этого года упростила визовый режим с Грузией и количество выданных с их стороны виз значительно увеличилось. Мы не можем заставить Россию еще более упростить или вообще снять его. Вопрос восстановления дипломатических отношений нигде не обсуждается, но если произойдет очень значительное качественное продвижение, прогресс в отношении вопросов, связанных с Абхазией и Цхинвальским регионом, то на каком-то этапе этот вопрос может встать на повестке дня «, — заявил Зураб Абашидзе.

Давид Барамидзе