Возможен ли союз Азербайджан-Турция-Туркменистан?

На протяжении более, чем трех лет идут активные переговоры по налаживанию плодотворного сотрудничества между тремя странами: Азербайджаном, Турцией и Туркменистаном. И если между Азербайджаном и Турцией можно ожидать взаимопонимания по этим вопросам, то об отношениях Азербайджана и Туркменистана этого не скажешь.

Как известно, разногласия между Туркменией и Азербайджаном возникли из-за трех месторождений — «Кяпаз» («Сердар»), «Азери» («Омар») и «Чираг» («Осман»). Этот спор восходит ко времени правления Сапармурата Ниязова в Туркмении и Гейдара Алиева в Азербайджане. В целом, этот конфликт препятствует выработке Конвенции по правовому статусу Каспия. Однако, по мнению отечественных экспертов, желание наладить плодотворное сотрудничество может оказаться выше давних споров.

«Формат сотрудничества Азербайджан-Турция-Туркменистан возник на уровне министров иностранных дел трех тюркских государств в 2014 году. Причем инициатором выступил официальный Баку, и первая встреча была проведена в столице Азербайджана. Тогда была принята Бакинская Декларация. Затем стороны ежегодно проводили встречи в каждой из своих стран и обсуждали различные актуальные вопросы взаимного сотрудничества», — рассказал корреспонденту Пресс-клуба «Содружество» председатель Центра нефтяных исследований Азербайджана Ильхам Шабан.

По его словам, консультации на уровне глав МИД были направлены на содействие и укрепление экономических, энергетических, транспортных, а также образовательных отношений между странами. Но естественно, все они были экономической направленности.

Как сказал эксперт, в настоящее время между Азербайджаном и Туркменистаном, а также Турцией и Туркменистаном налажены неплохие экономистские взаимоотношения. При этом в основном развиваются такие сегменты, как транспортировка и энергетика. Турецкие компании выполняют огромные объемы работ в строительном секторе Туркменистана, а доставка необходимого оборудования и строительного материала осуществляется через территорию Азербайджана.

«Наша страна в прошлом году сделала прорыв в этом направлении, создав удобные условия, как для перевозки по суше, то есть автотранспортом, так и по морскому пути, снизив налоги и пошлины. Поэтому в этой сфере наблюдается активная деятельность как частных, так и государственных компаний», — сказал он.

По словам эксперта, Туркменистан для вывода своих углеводородов на мировые рынки уже осваивает новый маршрут через Азербайджан. При этом через Азербайджан официальный Ашхабад направляет как сырую нефть, так и нефтепродукты. Сырая нефть, после доставки в Баку танкерами, поставляется по трубопроводу Баку-Тбилиси-Джейхан («ВТС») в турецкий терминал Джейхан. Туркменские нефтепродукты же экспортируются через азербайджанский терминал в Грузии — Кулеви.

«В 2017 году туркменские власти приняли решение больше не использовать для экспорта сырой нефти российский терминал Махачкала, и весь объем (около 1 млн. тонн) направят на мировые рынки через Азербайджан. В прошлом году Туркменистан экспортировал посредством Азербайджана более 4 млн. тонн нефти, что не может не радовать официальный Баку», — отметил он.

Буквально накануне депутат Милли Меджлиса Азербайджана (парламента) Захид Орудж подтвердил, что формат сотрудничества Азербайджан-Турция-Туркменистан будет способствовать транспортировке азербайджанского и туркменского газа в Европу. Это очень ожидаемое и желанное событие, сообщает SalamNews.

Депутат отметил, что еще с 90-х годов страны Запада были заинтересованы в создании союзов со странами Кавказского региона, богатыми нефтегазовыми залежами. «К сожалению, глобальное противостояние, в частности, противоборство России и Европы не позволило этим проектам осуществиться. Туркменистан добился создания серьезной конфронтации в вопросе разделения Каспия. Однако реакция Общенационального лидера Гейдара Алиева позволила сохранить переговорный процесс в нормальном русле, в последующие годы были предприняты попытки налаживания диалога между Прикаспийскими странами в этом вопросе, в частности, Турцией», — отметил депутат.

Отметим, что глава МИД Турции Мевлуд Чавушоглу заявил о планах проведения трехсторонней встречи в верхах между Азербайджаном, Туркменистаном и Турцией.

Тройственный союз все-таки возможен…

При этом, три страны развивают отношения не только в энергетической сфере. 5 сентября прошлого года Азербайджан, Турция и Туркменистан подписали Ашхабадскую декларацию для создания транспортного коридора от Пекина до Лондона. Об этом сообщало TRT Haber со ссылкой на заявление министра транспорта, судоходства и коммуникаций Турции Ахмета Арслана.

По его словам, документ подписан на первом заседании министров транспорта трех стран. Документ подписали с турецкой стороны Ахмет Арслан, с азербайджанской — заместитель министра транспорта Ариф Аскеров, от Туркменистана — министр автомобильного транспорта Максат Айдогдыев.

«Производство [различной продукции] смещается с Запада на Восток. Для того, чтобы поставлять продукцию, производимую в Азии и в нашем регионе, на Запад необходим эффективный транспортный коридор. Проекты, которые мы реализуем в стране с 2003 года, преследуют именно эту цель», — сказал министр.

Как отметил Арслан, планируя такие проекты, как железная дорога Баку-Тбилиси-Карс, строительство третьего аэропорта и другие, Турция стремится интегрировать международные проекты с национальным планом развития транспортной сферы. «Подписанная в Туркменистане Ашхабадская декларация позволила нам еще на один шаг приблизиться к нашей цели», — добавил он (Trend).

«Трехстороннее сотрудничество Азербайджан-Турция-Турменистан основывается на энергетических интересах трех стран. Кроме того, стороны ведут переговоры по созданию транспортного коридора, поскольку три страны хотят объединить свои транспортные системы. Не стоит забывать и о проекте «Бирюзовый путь», о котором нечасто упоминают в СМИ. Этот транспортный коридор призван связать Афганистан со странами Запада. Он проходит через Туркменистан, Каспийское море, Азербайджан, Грузию и Турцию. Данный геополитический проект очень важен, как для трех стран, так и для США, которые активно его лоббируют. США, как и их союзники по НАТО, имеют большой контингент войск в Афганистане, и транспортная коммуникация в этой связи играет большую роль», — сообщил в интервью корреспонденту Пресс-клуба «Содружество» руководитель клуба политологов «Южный Кавказ» Ильгар Велизаде.

По его словам, при наличии взаимного интереса, Азербайджан, Турция и Туркменистан могут прийти к ряду договоренностей по интересующим вопросам, а проблемные моменты вынести за скобки. Туркменистан сегодня заинтересован в поставке своих энергоресурсов на Запад. Еврокомиссия не первый год ведет переговоры с Туркменистаном о поставках туркменского газа на европейский рынок. Но для реализации этой задачи Туркменистан должен иметь тесное сотрудничество с Азербайджаном и Турцией. В этой связи думаю, что тройственный союз все-таки возможен.

Взгляд со стороны

«По подтвержденным запасам природного газа Туркменистан входит в пятерку мировых лидеров, тогда как Азербайджан располагается в третьем десятке (по нефти ситуация иная). Однако именно территория Азербайджана и мелководье Каспийского моря считались до момента снятия с Ирана международных санкций кратчайшим путем для поставок туркменского газа на рынок Евросоюза. Об этом много говорят какой уж год, и в качестве альтернативы российскому газу, и как способ вывести Ашхабад из-под влияния Пекина. Именно последний фактор играет ключевую роль во внешней политике Туркменистана, потому его участие в переговорах по прокладке Транскаспийского газопровода и возможности его стыковки с TANAP до недавнего времени было инертным. Т.е. Ашхабад вроде как бы и не отказывался от предлагаемых проектов, вел переговоры по ним, но, как казалось со стороны, рассматривал их не как перспективные, а, скорее, как запасные. Все время оглядываясь на Пекин, который является основным потребителем туркменского газа, демонстрирующим тенденцию роста спроса». Об этом сказал корреспонденту Пресс-клуба «Содружество» политолог, руководитель экспертно-аналитической сети PolitRUS Виталий Арьков.

По его словам, ранее крупным потребителем туркменского газа была и Россия, которой было экономически выгоднее обеспечивать им свои южные регионы, нежели прокачивать газ с севера. Тем более, в ситуации, когда цена импортируемого туркменского газа была значительно ниже цены экспортируемого в Европу российского. Однако год назад, в январе 2016 года, Ашхабад сообщил о фактическом прекращении газовых отношений с Москвой, пожаловавшись на то, что, во-первых, «Газпром» стал непунктуальным в оплате за уже полученный газ и, во-вторых, что закачивает его меньше оговоренных в контрактах объемов, требуя при этом сохранения низкой цены. Таким образом, с учетом данных факторов, а также снижения уровня доходов и кризисных моментов в экономике, которые в настоящее время испытывают почти все страны-экспортеры углеводородов, Ашхабад (разумеется, при согласии Пекина) может активизировать свое участие в переговорах по Транскаспийскому газовому коридору, приближая момент физического запуска данного проекта.

«Несмотря на выход Ирана из-под санкций, и Турция, и находящаяся также и в этом вопросе под влиянием США Европа в лице Германии и Великобритании, очевидно, не хотят повторять ситуацию с Россией. Потому приоритетным считают доставку туркменского газа в становящуюся энергетическим хабом региона Турцию через территорию Азербайджана — посредством TANAP, пропускная способность которого заложена с большим запасом — на перспективу транзита не только азербайджанского газа с месторождения ШахДениз.  Таким образом, даже если иранский газ также пойдет в Евросоюз через Турцию, то территория Ирана не будет использоваться для транзита туркменского газа, потребителем которого ИРИ является, снабжая им сейчас свои провинции на северо-востоке», — сказал он.

Эксперт пояснил, что в разрезе ведущихся трехсторонних (Ашхабад-Баку-Анкара) переговоров не выглядит простым совпадением резкое обострение отношений Ашхабада с Тегераном в газовой сфере и даже снижение с начала года туркменской стороной поставок газа иранским потребителям, обосновывая свои действия некими спорными долгами еще за 2007-2008 годы.  В случае реализации проекта Транскаспийского газового коридора и начала поставок туркменского газа в Евросоюз Азербайджан, вполне естественно, получит выгоду – сначала от строительства газопроводной инфраструктуры, а затем и от транзита туркменского газа, и это могут быть серьезные суммы ежегодно, учитывая и возможности Туркменистана, и потребности Евросоюза.

«Но выгода Баку от участия в проекте, и это надо прямо говорить, будет зависеть от щедрости Анкары. Также в случае реализации проекта в планируемых масштабах у Азербайджана могут испортиться отношения с Россией, уже подписавшей с Турцией (см. выше про энергетический хаб) договор о строительстве газопровода «Турецкий поток» по транзиту своего газа на юг Европы и для которой Транскаспийский газопровод — очевидный конкурент.

Полагаю, что в очередной раз реанимируя проект Транкаспийского газового коридора из Туркменистана и Евросоюз, и Турция в первую очередь шантажируют им Кремль, склоняя его принятию предлагаемых и не менее выгодных ему условий. В частности, что Москва будет продавать весь объем газа в «Турецком потоке» Анкаре по «дружеской» цене, а уже та, как трейдер, реализовывать его Евросоюзу с экономической и политической выгодой для себя», — отметил он.

 

Джамиля Алекперова