В Грузии готовятся к восстановлению монархии

Процесс конституционной реформы в Грузии перешел в новую стадию — постоянные споры между правящей партией «Грузинская мечта» (ГМ) и президентом Георгием Маргвелашвили вылились в широкую дискуссию о целесообразности восстановления в стране монархии. Естественно в ее «конституционной форме», но в любом случае, эта идея весьма «комфортна» для правящих элит, поскольку автоматически снимает с повестки дня наиболее болезненную проблему — полномочий главы государства.

Нынешний президент, давно перешедший в оппозицию к правящей партии, естественно, выступает за укрепление института президентства, всенародные выборы главы государства и наделение его широкими полномочиями. В том числе в качестве верховного главнокомандующего. Премьер-министр Георгий Квирикашвили, обладающий, согласно действующей конституции, всей полнотой власти, а также его партия «Грузинская мечта», поддерживают концепцию перехода на германскую модель разделения властей, то есть полностью парламентскую форму правления, когда глава государства выполняет лишь церемониальные функции.

По утверждению конституционалистов, всенародные выборы президента в парламентской республике создают «потенциально конфликтогенную систему». Они считают, что Грузия должна выбрать между президентской (американской, французской) или германской моделью, а выступать за расширение президентских полномочий в парламентской республике нелогично. Но политический класс достиг консенсуса о необходимости перехода на парламентское правление, поэтому споры по вопросу полномочий президента и целесообразности его всенародного избрания (вместо голосования в парламенте) могли продолжаться бесконечно.

В этих условиях предложение по выходу из создавшегося политического тупика прозвучало с самой авторитетной в Грузии кафедры. Во время воскресной проповеди Католикос-Патриарх всея Грузии Илия II выступил за установление в стране конституционной монархии, то есть возвращение на престол представителя царского дома Багратионов, правивших с 975 по 1801 годы – до вхождения Картло-Кахетинского (восточногрузинского) царства в состав Российской империи. «Грузинское общество должно задуматься над тем, что Грузия – одна из древнейших монархий, и такая форма правления приносит стране мир», — заявил патриарх Илия во время службы в Кафедральном соборе Святой Троицы — Самеба.

Лидеры правящей партии с энтузиазмом подхватили инициативу. Председатель парламента и глава конституционной комиссии Ираклий Кобахидзе немедленно встретился с Католикосом, выразив полную поддержку предстоятелю Грузинской православной церкви. Причем, многие депутаты от «ГМ» не скрывают, что восстановление «Царства Багратидов» легко разрешает проблему полномочий президента — в случае интронизации монарха, институт президентства отменяется сам собой.

Династия Багратионов признана и уважаема царскими домами Европы, то есть международная монархическая поддержка ей обеспечена. Но грузинский монархический дом давно разделен бесконечными спорами и распрями между разными ветвями Багратидов, поэтому выбор наследника престола не может пройти безболезненно.

Грузинская церковь давно пытается примирить две основные ветви царского дома. 8 февраля 2009 года в день интронизации Давида Возобновителя в Тбилисском кафедральном соборе, с благословления патриарха при огромном стечении народа сочетались браком дальние родственники — Давид Багратион-Мухранский (уроженец Испании) и Анна Багратион-Грузинская. Династический брак вскоре распался, но у «царственных особ» родился сын – Георгий. Сейчас наследнику всего шесть лет, а Патриархия ГПЦ дает понять, что при любом исходе нынешних споров о целесообразности восстановления престола, Грузинская православная церковь берет на себя ответственность за воспитание царевича с прицелом на его «светлое и величественное будущее».

Георгий Калатозишвили, Тбилиси