Газовый водораздел в ЕАЭС: Минск и Ереван против Москвы, Нур-Султана и Бишкека

Накануне прошло заседание Высшего Евразийского экономического совета (ВЕЭС) в режиме видеоконференции. В ходе заседания была одобрена Стратегия развития евразийской экономической интеграции до 2025 года. При этом правительствам стран Евразийского экономического союза (ЕАЭС) было поручено доработать документ к следующему заседанию ВЕЭС, которое планируется провести очно.

Самым сложным вопросом в ходе заседания стал вопрос ценообразования на услуги по транспортировке газа на общем рынке ЕАЭС. И несмотря на долгие обсуждения, лидерам стран ЕАЭС так и не удалось достичь согласия по этому вопросу.

Выступления Лукашенко и Пашиняна

Заседание ВЕЭС прошло под председательством Президента Беларуси Александра Лукашенко. И открывая заседание белорусский лидер отметил, что главным вопросом повестки является принятие Стратегических направлений развития евразийской экономической интеграции до 2025 года. «Данный документ — это одновременно и план действий по углублению отношений, и своего рода поворотный пункт на пути восстановления и повышения темпов развития экономик наших стран», — подчеркнул он.

И сразу заметил, что пока неурегулированным остаётся вопрос ценообразования на услуги по транспортировке газа на общем рынке ЕАЭС. «С окончательным взаимоприемлемым решением мы не можем определиться уже несколько лет. Притом, что актуальность проблемы постоянно возрастает. Сегодня мы должны найти нужный нам всем консенсус», — подчеркнул Лукашенко.

Газовую тему продолжил и премьер-министр Армении Никол Пашинян. “В условиях глобальных экономических вызовов, перед которым мы все сегодня стоим, необходимость скорейшего формирования общего рынка газа для Армении ощущается особенно остро. Как не раз мною было отмечено, единый рынок энергоресурсов с недискриминационными принципами функционирования должен стать одним из основ нашей интеграции. Без него невозможен качественный прогресс в интеграционных процессах. Без него невозможно обеспечить равные условия экономической деятельности для всех участников Союза.

Мы исходим из того, что в «Стратегических направлениях развития евразийской интеграции до 2025 года» должен быть зафиксирован принцип применения единых подходов к цено-, тарифообразованию на общем рынке газа ЕАЭС, в том числе единых тарифов на услуги, оказываемые субъектом естественной монополии при транспортировке и транзите газа. Наш Союз должен стремиться к поэтапному достижению этой цели, что создаст благоприятную почву для качественно более глубокой экономической интеграции в рамках Союза”, — заявил армянский лидер. 

Путин о газе и интеграции

Лидерам Армении и Беларуси ответил в ходе своего выступления президент России Владимир Путин. “Проект (Стратегических направлений развития евразийской экономической интеграции до 2025 года) практически согласован, за исключением одного пункта, касающегося тарифов на транспортировку газа. Предыдущий выступающий, Президент Кыргызстана, об этом тоже упомянул. Имеется в виду формула, которую поддерживают три страны – Россия, Казахстан и Киргизия. Её суть в том, что подходы к ценообразованию на газ можно было бы определить позднее на переговорах по формированию общего рынка газа Евразэс. Эту формулу пока не принимают наши армянские и белорусские коллеги, у них своя точка зрения по этому вопросу. Если бы они смогли согласиться с ней, то других препятствий на пути одобрения Стратегии не осталось бы вообще.

Что касается предлагаемого нашими армянскими и белорусскими друзьями единого тарифа на услуги по транспортировке и транзиту газа, то мы считаем, что единый тариф может быть реализован лишь на едином рынке с единым бюджетом, единой системой налогообложения. Столь глубокий уровень интеграции в Евразэс пока ещё не достигнут, мы об этом с вами хорошо знаем, а пока цены на газ должны формироваться на основе рыночной конъюнктуры, учитывать затраты и инвестиции поставщиков, а также обеспечивать обоснованную норму прибыли на вложенный в добычу капитал. Это обычная, хочу подчеркнуть, уважаемые коллеги, обычная мировая практика.

Если позиции наших армянских и белорусских друзей останутся без изменений, то, наверное, было бы логично вообще исключить пункт по газу из проекта Стратегии, чтобы одобрить её сегодня. Обсуждение же подходов к ценообразованию на газ можно будет продолжить по линии экспертов государств – членов Евразийской экономической комиссии”, — заявил Путин.

В результате, единственным не урегулированным вопросом повестки оказался вопрос ценообразования на услуги по транспортировке газа на общем рынке ЕАЭС. В итоге Александр Лукашенко предложил одобрить подготовленный документ (Стратегических направлений развития евразийской экономической интеграции до 2025 года) в целом, и одновременно отправить проект на доработку, обсудив его в другом формате и в другое время. Что было поддержано участниками заседания. “Он не имеет срочных к реализации предложений. Это стратегия. Поэтому спешить некуда, за исключением пункта по природному газу. И то, даже если мы примем в такой формулировке по природному газу решение, это не конкретное решение. За ним будут следовать конкретные переговоры”, — отметил он.

Соответственно, было предложено в целом одобрить проект документа и одновременно отправить проект на доработку, обсудив его в другом формате и в другое время. Эти подходы были поддержаны участниками заседания.

Экспертный взгляд

Итоги заседания Высшего Евразийского экономического совета прокомментировал Пресс-клубу “Содружество” директор Центра изучения перспектив интеграции (Россия) Сергей Рекеда. “В центре заседания ВЕЭС была тема Стратегии развития евразийской интеграции до 2025 года. Споры вызвало главным образом две темы – расширение компетенций ЕЭК и формирование рынка газа. О расширении компетенций ЕЭК как необходимое условие развития интеграции говорилось ещё с периода работы предыдущего состава ЕЭК и предыдущий председатель евразийской комиссии Тигран Саркисян не раз указывал на эту насущную потребность.

Но основные споры разгорелись традиционно вокруг энергетических вопросов. Суть этих споров мы можем понять, к сожалению, только на основе официальных выступлений, а не на основе текста стратегии. Исходя из сказанного, можно сделать вывод, что Беларусь и Армения настаивают на введении единой цены на газ на пространстве ЕАЭС и высокой роли государства при формировании этой цены. Россия, Казахстан и Кыргызстан настаивают на рыночных механизмах ценообразования и указывают на то, что единая цена возможна в условиях более глубокой интеграции.

По сути ни первая, ни вторая позиция принципиально не противоречат договору ЕАЭС 2014 г. и программе формирования газового рынка от 2018 г. Согласно этим документам на сегодняшний день мы должны начать унификацию отраслевого законодательства, обеспечить равный доступ к газопроводной инфраструктуре, формировать биржи, на которых будет происходить торговля газом и пр. Установление цены, как договорились, страны ЕАЭС в 2018 г. – это уже финальный аккорд формирования единого рынка газа, который должен случиться в 2025 г. Но, полагаю, справедливо было бы уже сейчас начать обсуждение принципов, которые позволили бы найти компромисс интересов между странами-получателями энергоресурсов и странами-поставщиками этих ресурсов”,- сказал он.

В свою очередь армянский эксперт в сфере энергетики Ваге Давтян критически подошёл к поддержке Ереваном позиций Минска в “газовом” вопросе. “Неоднократно говорил и сейчас повторю — в повестке ЕАЭС нет вопроса формирования единого тарифа на газ. И не может быть, так как для этого надо иметь единую налоговую и финансовую системы. Более того, для единого тарифа энергетические, и, в частности, газотранспортные системы стран-участниц ЕАЭС слишком разные — одни страны экспортеры газа, другие импортеры.

Общий рынок газа ЕАЭС предполагает создание газовой биржи, где будет осуществляться спотовая купля-продажа газа. Внутренние тарифы будут продолжать утверждать страны-участницы ЕАЭС. Такая же модель действует в ЕС, в общем рынке газа Латинской Америки и в других местах.

Когда Лукашенко говорит о едином тарифе, то ясно виден его интерес — обеспечить для Беларуси тариф, действующий в российском Смоленске — 70 долларов (за тысячу кубометров). Это, по большему счёту, манёвр в переговорах. Когда о том же говорит премьер Армении, он косвенно обслуживает интересы Минска, что хорошо понимают и в Москве. Решение вопроса цены на поставляемый в Армению газ находится исключительно в плоскости армяно-российских отношений”,- заявил Давтян Пресс-клубу “Содружество”.

Айк Халатян