Готов ли Узбекистан к масштабным иностранным инвестициям?

Эксперт Института демократии и прав человека Шухрат Ганиев – о готовности экономики и общества Узбекистана к масштабным иностранным инвестициям, привлекательности республики для инвесторов и путях улучшения инвестиционного климата.

Страна, которая начала менять свой подход к стратегии и программам развития, безусловно, начинает с поиска инвестиций, тем более, что совершенно непродуманная,  а иногда и откровенно абсурдная по своей сути программа, декларируемая в прошлом, привела к весьма печальным последствиям, если говорить о программе привлечения инвестиций в Узбекистан.

Новое руководство республики предприняло весьма показательные демонстрационные шаги, призванные кардинально поменять отношение к инвесторам, и начала довольно масштабную пиар-кампанию в этом направлении. В нее включились все, во главе с Президентом Шавкатом Мирзиёевым. Во всяком случае, встречи с сообществом различных узбекских диаспор в США и ЕС а так же снятие ограничений на въезд  в прошлом граждан РУз, а теперь иностранных инвесторов  вызвали весьма неподдельный интерес и оживление в бизнес-сообществе.

Но насколько сегодня, несмотря на заверения первых лиц, в реальности готова экономическая сфера Узбекистана к масштабным инвестициям и проектам?

Может ли представитель  сообщества, привыкший работать в рамках цивилизованных рыночных отношений, чувствовать себя так же комфортно и защищено, как в своей стране? И как следствие, что необходимо было бы знать бизнесмену, рискнувшему вложить средства в экономику Узбекистана?

Эксперты  Гуманитарного правового Центра провели ряд независимых анализов, направленных помимо поиска ответов на вышеуказанные вопросы, в том числе и на выяснение наиболее привлекательных отраслей в стране – привлекательных с точки зрения инвесторов.

Куда бы хотели инвестировать? 

Выяснилось, что среди потенциальных инвесторов, пока еще размышляющих над вопросом — вложить или нет свой капитал в экономику, наиболее популярными и привлекательными с точки зрения рентабельности считаются такие сферы, как добыча полезных ископаемых, энергетическая инфраструктура и хлопкоперерабатывающая промышленность. И опросы пока еще раздумывающих инвесторов показали, что после изучения ими Законодательной  базы и мнений специалистов, а так же не всегда успешного опыта рискнувших в прошлом кампаний — инвестор перекладывает  первые два направления в ящик с надписью – дождаться лучших времен.

И основной причиной такого шага многие респонденты считают чрезмерно жесткий контроль за этими секторами со стороны государства.

Насколько он обоснован, сложно раскрыть в рамках одной публикации, но ясно, что для масштабного инвестиционного интереса к  узбекской  экономике со стороны больших денег это указывается как основная проблема. При этом на фоне ощутимого уровня коррупции неясно что за чем следует – коррупция как последующий фактор ужесточения контроля или наоборот. Но все же,  инвесторы указывают на ряд направлений, которые привлекательны, а главное — рекомендованы и предыдущим опытом, и перспективными расчетами. И это — несмотря на присутствующие риски.

Итак, несмотря на все, куда хотели бы вложиться иностранные бизнес структуры в Узбекистане:

1.Лидером по привлекательности для большей части инвесторов остается туристическая отрасль – точнее гостиничный бизнес в его различных формах.  Классика узбекского жанра  — исторические туры и системы отелей в Самарканде, Хиве и Бухаре. Природные курорты и сафари — экстремальные туры. Этнотуризм. Это то, что с ходу называли наши респонденты.

2. Операции с недвижимостью – жилым и сектором предпринимательства.

3. Организация торговых узлов, специализирующихся на натуральных продуктах питания – создание упаковочных линий и производство тетропаков. Все без исключения инвесторы хотели бы начать работу над продвижением национальных брендов – овощей, фруктов, мясных продуктов и гастрономии  во внешний мир. И все уверены в успехе и конкурентоспособности наших местных товаров.

4.Строительство современных логистических хабов – Узбекистан, по мнению специалистов, расположен в том самом оптимуме региональных транспортных развязок, когда небольшие вложения в строительство современных аэропортов и железнодорожных узлов принесут прибыль в короткое время.

5.Банковский сектор, к которому начинают присматриваться после четверти века самоизоляции, может стать сектором с далекими перспективами при решении ряда законодательных норм, направленных на большую свободу передвижения финансовых потоков.

6.Ну и, безусловно, практически все респонденты говорили о заманчивых перспективах развития розничной торговли через современные  торговые центры. Учитывая, что потенциально в покупатели можно смело записывать более 50%  населения Центральной Азии, полагаю, нет необходимости в объяснении привлекательности этого направления.

Что мешает?

У всех нами опрошенных было примерно одинаково оптимистично начинающееся : « Да Вы бы могли стать Дубаем Центральной Азии…» и пессимистично заканчивающееся ..:  «..Хотели бы да….»  и  далее перечень проблем, которые  решить и властям, и обществу. Если инвестиции нам нужны.

1. Итак, наибольшее нарекание вызывает почему-то наше Законодательство, которое в теории «… гарантирует возврат всех типов инвестиций и доходов от них…»  но,по мнению большинства тех, кто провел анализ прошлых инвестиционных проектов в стране, как раз на практике и возникают значительные проблемы с операциями по движению капитала .

К примеру, один из последних весьма обещающих для инвестора по содержанию документов :

• Согласно пункту 30 приложения 1 к ПП-3852 от 13.07.2018, с 1 августа 2018 года должны быть реализованы следующие возможности:

а) иностранные инвесторы — юридические лица вправе открывать счета в банках Узбекистана для покупки и продажи акций на биржевых торгах и для покупки и продажи иностранной валюты;

б) инвестиционные посредники имеют право подавать заявки в банк на покупку и продажу иностранной валюты от имени иностранного клиента.

Звучит очень обнадеживающе, однако те, кто хотел бы начать, признаются, что часто возникают значительные проблемы с операциями по счету движения капитала.

Утешает то, что сами чиновники Центрального банка Узбекистана уже хотя бы признают существование проблемы. Глава ЦБ Узбекистана Мамаризо Нурмуратов: «Касательно движения капитала, мы над этим вопросом думаем и работаем. К концу следующего года мы этот вопрос вынесем на решение правительства и парламента…».

Но смущает помимо инвесторов и меня то, что рассмотрение проблемы будет только к концу 2019 года…Когда же произойдет само решение проблемы? Мы, а точнее наша экономика можем позволить так разбрасываться временем?! И как это будет преподноситься тем бизнесменам, которые хотели бы вложиться – ожидайте — и возможно через два года мы гарантируем вам свободное движение вашего капитала?

2. Банки наши занимают прочно в опасениях инвесторов второе место в ранге рисков,  прежде всего, неувядаемой коррупцией и отсутствием заинтересованности в инвестиционном капитале. Респонденты  уверены, что окруженные четверть века постоянным защитным кольцом гос внимания, узбекские банки просто не хотят рисковать в свободном плавании без конкуренции, и более того привыкли получать весьма стабильные и высокие дивиденды по линии кредитования населения. Они превращаются в монополистов, диктующих правила игры на внутреннем финансовом рынке. И менять эти правила, а точнее переходить на свободные рыночные отношения и конкурировать с инвесторами, они не только не готовы но будут противодействовать этому.  Доходы более 20%  от стабильного строительного сектора или сети магазинов — очень сильный фактор для этого. Тогда как иностранные инвесторы могли бы работать,  по их признанию, и на доходности 15 %. ..

Что делать?

В своих ответах многие инвесторы отмечали, что сложно работать в стране не только из-за коррумпированного Чиновника или не работающих Законов.

• Само общество, по мнению респондентов, так же необходимо научить мыслить по законам цивилизованного рынка. То, что все предыдущие годы мы громко называли рыночными отношениями, на деле оказывалось просто диктатом избранных монополий, действующих часто по примитивному  правилу – прав тот кто силен… В Обществе сегодня превалирует  простая философия 90-х — сделать быстрые деньги за счет зарубежных инвесторов. А это, возможно, и является самым сильным фактором, формирующим негативное мнение о стране и ее условиях  для инвестора за рубежом. Самым сильным, помимо ее Величества коррупции. Мы должны начать учить молодых специалистов азам современного реального рынка, не подменяя это понятие на законы джунглей. С инвесторами должны начать общаться не держащиеся на плаву чьи-то сынки, а умеющие говорить на языке инвестора работающей правовой системы узбекские бизнесмены…

• Земля как основной капитал всегда и во все времена была наиболее привлекательным, гарантирующим возврат вложенных инвестиций фактором. По мнению большинства потенциальных инвесторов, Закон о Земле должен быть пересмотрен, если мы хотим развивать сельское хозяйство, строительство недвижимости и продажу участков.

• Реформа банковской системы как шаг Правительства, по мнению большинства экспертов и инвесторов, давно назрела, и здесь не должно быть отговорок. Не изменив наши банки, не создав здесь условия реальной конкуренции, мы не создадим нормально функционирующую финансовую систему, без которой надеяться на приток инвестиций — просто иллюзия и самообман.

Среди существующих и планируемых инвестиционных проектов со стороны России — добыча и переработка газа, редкоземельных металлов и т.п.  «Лукойл», «Газпром» — кампании которые работают не первый год в Узбекистане, и имеют весьма прочные связи и перспективы. Эти гиганты выжили не в последнюю очередь благодаря сырьевой направленности внешней инвестиционной стратегии России.

В ходе первого государственного визита Шавката Мирзиёева в Россию в 2017 году, уже в качестве президента Узбекистана, в Москве было подписано 55 контрактов на общую сумму 16 миллиардов долларов. Но при этом большая часть российского капитала, которая будет вложена в проекты в Узбекистане, принадлежит узбекским миллиардерам в РФ, в частности, Алишеру Усманову. Компании Усманова вложатся в крупные проекты, связанные с нефтью и газом, банковской сферой и строительством.

Один из инвестиционных проектов, подписанных в рамках визита президента Шавката Мирзиёева в Москву, принадлежит 53-летнему миллиардеру Искандеру Махмудову, который является выходцем из узбекского города Бухары.  Принадлежащая Махмудову Уральская горно-металлургическая компания планирует разрабатывать месторождения титаномагнетитовых руд Тебинбулак в Караузакском районе Каракалпакстана.  Меморандум о строительстве этого комплекса общей стоимостью 1,5 миллиарда долларов был подписан накануне визита Мирзиёева в Москву в посольстве Узбекистана в России.

Другой проект, о котором официально было заявлено в ходе визита Путина в Ташкент в этом году – строительство АЭС между Бухарской и Навоинской областями.  Сумма оценена в 11 млрд. долларов, и, наверное, на сегодня это самое масштабное инвестиционное вложение со стороны России. Хотя можно сказать, что и вообще самое крупное для Узбекистана инвестиционное вложение извне.

Но, и это, на мой взгляд,  очень важно для российских потенциальных инвесторов – отличить громко провозглашенное, но оставшееся намерением от реального проекта осуществляемого в стране.

Для российской экономической системы во всех ее составляющих, как, впрочем, и для остальных представителей «больших денег» — будь это равноуровневые по развитию Китай или Турция — все еще остается несколько сложно преодолимых факторов, тормозящих приход инвестиций.

Не стану перечислять вновь сказанное выше, но отмечу, что россияне, стремящиеся вложить свой капитал, должны отделять существующую легальную правовую систему защиты инвестора и декларируемые новые либеральные правила, а так же механизм  арбитража от реальной ситуации, которая может диктовать совсем иной подход.

Остается все так же актуальной система опоры на неких влиятельных официальных  стейкхолдеров, и чем больше инвестиции,  тем выше должен быть статус «опорной должности». А это значит что умение «договариваться в кулуарах»  иногда будет гораздо более полезной частью, нежели подписанные под звуки аплодисментов и внимание СМИ официальные контракты.

Не могу сказать что это всегда плохо. Иногда этот вариант подхода решает и гораздо быстрее и проще многие проблемы, возникающие в ходе налаживания контактов с местной бизнес-элитой или местной властью. Но этот подход требует знаний основ неписанных правил и традиций,  который,  желающий начать работу в узбекской экономической среде, предприниматель просто обязан предусмотреть.

Анализ инвестиционных проектов со стороны РФ, помимо концентрации вкладываемого капитала в руках нескольких  лиц и явно сырьевого характера показывает, что практически нет интереса  со стороны среднего российского бизнеса. Но именно развитие  среднего и малого сектора в Узбекистане может дать основу для создания так необходимых сотен тысяч рабочих мест и формированию устойчивого сектора перерабатывающей промышленности.

Видимо, это говорит об отсутствии конструктивного подхода к созданию таких проектов с обеих сторон. Большинство из опрошенных нами владельцев небольших перерабатывающих производств выражали желание начать партнерство с аналогичным сектором РФ, но по выражению одного из узбекских предпринимателей – « .. что-то намечается у очень богатых бизнесменов между собой, а нам остается только работать на них…».

В то же время концентрация крупных капиталов извне в руках нескольких лиц приводит к монополизации отдельных секторов экономики в ущерб остальным.  Вероятно, для расширения интересов со стороны средних российских предпринимателей необходима и соответствующая кредитно-финансовая политика банков РФ и Узбекистана, и здесь мы так же пока не видим реального механизма эффективного сотрудничества.

Банковская система Узбекистана на сегодня в связях с российским сектором в основном представлена исключительно Государством, а это означает отсутствие гибкости в принятии решений и оптимальной независимости в выборе  проектов.

Анна Гриценко