До свидания, Грузия!

4 сентября власти Грузии не пустили на территорию страны часть делегации из России, которая должна была участвовать в Южнокавказском медиафоруме. С одним из экспертов, старшим научным сотрудником МГИМО Алексеем Токаревым мы поговорили о разных Грузиях и одинаковых стереотипах.

В каком качестве вас пригласили и какова ваша роль в мероприятии?

Прежде всего, я хочу поблагодарить вас за то, что интересуетесь моим мнением, ибо грузинские журналисты (за исключением одного телеканала) его проигнорировали полностью. Я ехал в Грузию, чтобы провести мастер-класс на тему «Говорящие головы vs. эксепрты: за кем охотятся медиа». Хотел рассказать коллегам о своём опыте работы вИД Коммерсантъ и многолетнем написании заметок на темы вокруг постсоветских конфликтов. Я обязательно сказал бы им, что журналистика предполагает наличие нескольких точек зрения. Теперь не скажу.

А что за история с двумя Токаревыми?

Грузинское МВД не посчитало нужным разбираться в русских именах, и вчера Александр Токарев, мой однофамилец, когда-то работавший на НТВ, пережил минуту славы (пресс-служба НТВ уже опровергла его поездку). Насколько мне известно из моих источников, в отчёт по гражданам, посещавшим Абхазию и Южную Осетию, партия «Европейская Грузия» включила именно Александра Токарева. Я даже не знаю, тот ли это экс-корреспондент НТВ или какой-то другой российский гражданин. Грузинские полицейские просто не стали разбираться и, хотя были предельно вежливы и принесли извинения за возникшую ситуацию, не могли ответить на вопрос о причинах моего выдворения. Я убеждён, что они просто не понимали, кто я и за что нужно опустить передо мной шлагбаум.

Вы ожидали, что будет такая реакция со стороны грузинских силовиков?

Конечно, нет. Этот приезд в страну был десятым. Я написал про Грузию диссертацию, несколько десятков экспертных аналитических текстов, публичных для медиа и закрытых, постоянно общался с грузинскими официальными лицами, имел личную аудиенцию у патриарха, знаю множество ребят из НКО, исколесил Грузию вдоль и поперёк на машине. У меня никогда не было проблем с законом, я даже все штрафы в Грузии оплачивал вовремя. В конце концов, я просто люблю Грузию и моих друзей, с которыми нам теперь попросту сложно общаться.

В целом, это плохая история. Кто в ней проиграл больше? 

Из-за этого неконструктивного решения властей тактически проиграл я. Мне, правда, очень обидно, что многие годы выстраиваемых связей с профессиональным сообществом и с простыми людьми оказались разрушены по чьей-то глупости в один день. Вероятно, законы функционирования массового сознания неизменны: ненавидеть гораздо проще, чем уважать, потому что для второго нужен интеллект, а первому достаточно эмоций. То, что мне писали грузины в социальных сетях нельзя привести в публичном тексте: угрозы, оскорбления, унижения. Но я знаю, что это малая часть Грузии. Я по-прежнему помню, как в любом мхаре Грузии во время каждой из моих поездок я всегда мог рассчитывать на помощь и грузинское гостеприимство. Оно не зависело от моего происхождения, цвета паспорта или языка общения. Откровенная ненависть от грузин появилась только вчера, когда несколько десятков людей, не зная ни меня, ни моей работы, принялись улюлюкать и оскорблять меня, мою страну и моих сограждан, радуясь самому факту депортации. В стратегическом смысле, к моему большому сожалению, проиграет Грузия. Закрывая каналы коммуникации с академическими экспертами, чуждыми любым пропагандистским штампам, правительство снижает качество объективного анализа, который Россия получает о соседе. Как бы ни относились в Грузии к России и существующим между нами, кажется, нерешаемым вопросам, обрывать общение не только неконструктивно, но и опасно. Любой разговор всегда лучше закулисного молчания, которое трактуется агрессивными силами всегда однобоко – в сторону войны. Теперь на один такой разговор стало меньше. Я по-прежнему буду рассказывать всем в России, что Грузия – прекрасная страна, дружелюбно настроенная по отношению к нашим туристам и постараюсь вытеснить те отвратительные впечатления, которые создали вчера агрессивные грузинские националисты. Но мне очень жаль, что сама возможность разговора с адекватной Грузией потеряна. Это, безусловно, работает против наших общих интересов по установлению стабильности на Кавказе.