Евросоюз решил заморозить сложные вопросы с Турцией

Большинство политических аналитиков по всему миру  со страхом и беспокойством ожидали визитов президента Реджепа Тайипа Эрдогана в Вашингтон и Брюссель. В Турции преобладающим было чувство неповиновения по отношению к ЕС и едва скрытая надежда на то, что новая  вашингтонская администрация Дональда Трампа, будет гораздо более благосклонна к Турции, чем при президенте Бараке Обама.

Как пишет  турецкая ежедневная газета ″Сабах″ в статье Turkey and Europe: Now what?, ни один из этих сценариев не был осуществлен. Возможно, это к счастью, потому что администрация Трампа весьма непредсказуема, и двусторонняя встреча могла выйти из-под контроля. ЕС, несмотря на все сложности и чрезвычайно суровую критику Турции со стороны Европейского парламента, а также учитывая крайне жесткую позицию, принятую ОБСЕ и Советом Европы, решил заморозить на какое-то время сложные вопросы с Турцией, и оставил рамки отношений нетронутыми. Все это можно было бы назвать победой реальной политики, но это не так. Администрация США все еще не знает, что делать с Сирией, и у нее огромные проблемы с созданием действующей дорожной карты.  Администрация США не отказалась от идеи вооружения Отрядов народной самообороны (YPG), несмотря на обеспокоенность и требования со стороны Турции.

Отношения между Турцией и ЕС могли бы стать настоящей катастрофой, но ее удалось избежать благодаря здравому смыслу, проявленному Францией и Германией, а также отсутствию напора со стороны Турции. Президент Эрдоган даже сообщил о том, что представители ЕС  предложили ”дорожную карту” на ближайшие 12 месяцев. ЕС не сделал каких-либо официальных заявлений относительно существования ”технического задания” или конкретного графика. Власти Турции не представили никаких дополнительных данных относительно этой новой дорожной карты, которая, вероятно, содержит ожидания и шаги, которые должны предпринять ЕС. Вероятно, мы узнаем больше о содержании плана в ближайшие недели и месяцы. Было бы чрезвычайно удивительно, если бы открылись новые главы в отношениях, пока в Турции действует режим чрезвычайного положения.

С другой стороны, будет удивительно, если реализация соглашения между Турцией и ЕС, касающегося 3 миллионов беженцев, не будет ускорена.

Таким образом, трения остаются как в отношениях с ЕС, так и с администрацией США. Европейские страны были глубоко встревожены высказыванием президента Трампа о вложениях в НАТО. Но подобное происходит не в первый раз: Джордж Буш во время своей предвыборной кампании использовал почти такую же риторику. То же самое касается и климатических проблем, но на этот раз страны ЕС, вероятно, готовы пойти на более решительные меры.

Ангела Меркель открыто заявила, что Европа должна взять свою судьбу в свои руки. Это не означает, что европейские страны создадут военный альянс в качестве альтернативы НАТО. У последнего нет альтернативы, и было бы совершенно нереалистично ожидать, что страны ЕС заметно увеличат свои военные расходы (главным образом, на высокотехнологичное вооружение США). История изобилует примерами инициатив по формированию чистой европейской военной силы: Западноевропейский союз, Франко-немецкая бригада, но все они были исключительно символическими.

То, что происходит в Европе, выходит далеко за рамки: если говорить простым языком, НАТО была создана для того, чтобы сдерживать США, СССР и Германию. Теперь в ЕС Германия играет политическую роль, которую она в действительности не хочет играть, помимо этого отвергая роль военного руководителя.

С другой стороны, Германия создает способное, интегрированное военное командование с полным оперативным потенциалом совместно с Румынией и Чешской Республикой. Бундесвер не может выполнять какую-либо руководящую роль в военной сфере, но может структурировать оперативную многоцелевую группу с участием других стран ЕС.

В этот момент отношения Турции с Германией и Францией приобретают глубокий смысл: будет ли Турция удовлетворена второстепенной ролью периферии и дружественной страны в этом новом европейском ядре, или она решит стать его частью? На этот вопрос Анкара должна быстро ответить, установив взаимные доверительные отношения с Германией… Но это непростая задача.

Сабах