Записки раздраженного алматинца: бордюры, бордюры, бордюры…

Если устроить опрос жителей Алматы на предмет того, чего бы они хотели получить от городских властей, то просьба поменять старые бордюры на новые гарантированно не вошла бы даже в третью сотню насущных нужд. И тем не менее со времен расцвета капитализма 2001-2007 каждый год алматинцы видят одну и ту же картину: старые бордюры вырываются (где могучей техников, где вручную) и на их место ставятся новые.

Уже Казахстан посетил социально-экономический кризис, полютовала девальвация тенге, сократился размер трансфертов из республиканского бюджета в местный, а бордюры с фанатичным упорством продолжают менять.

Часто картина выглядит совершенно комичной. В каком-нибудь скверике на городской окраине, с полузасохшими из-за неработающей арычной системы деревьями, строительная техника выкапывает старые бордюры, а потом рабочие устанавливают на их место новые. Редких следов асфальта между рядами новых бордюров при этом не прибавляется, вода в арыках не журчит, скамейки разбиты, мусор не буран, однако и в следующем году бордюры в том же самом скверике могут поменять. Исключительно бордюры!

Маниакальная смена бордюров вызывает естественные вопросы — как у рядовых горожан, так и у журналистов. Например, кому принадлежит бордюрный завод?

Ведь в южной столице поменялся уже четвертый аким, а смена старых бордюров на новые продолжается по давно заведенной процедуре. Журналисты газеты «Время» задали в очередной раз акимату вопросы про бордюры и не получили ответы на самые главные из них. Среди таковых: «Какое предприятие обеспечивает город брусчаткой, бордюрами, необходимыми для ремонтных работ?»; «Зачем ремонтировать то, что в ремонте не нуждается?»; «Где установлены гранитные бордюры, которые были демонтированы в ходе реконструкции центра Алматы?»

Нельзя сказать, что в стремительной замене одних бордюров на другие ничего не меняется – здесь как с рекой, в которую нельзя войти дважды. В первую очередь упало качество устанавливаемых бордюров. Сначала они были из гранита, потом тоже каменные, но попроще, затем пошли бетонные. Сейчас бордюры выполнены из настолько хрупкого и непрочного материала, что реально крошатся в считанные месяцы и для таких блоков даже ежегодная замена слишком долгий и неподъемный срок службы. Потому что они теряют внешний вид и функциональное предназначение за 100 – 120 дней, а после выступают в качестве поставщиков мелкого гравия и цементной пыли в городской ландшафт.

Для полноты картины, в которой буйствует бордюрная лихорадка, необходимо напомнить некоторые исходные вещи. В Алматы продолжается транспортный коллапс. Единственная ветка метро так и не дотянута до полноценного спального района. Систематический характер приняли аварии на линиях водоснабжения и канализации. Участились случаи отключения электроэнергии, а сами обесточенные районы стали больше по охвату.

Когда в такую зону темноты попадают светофоры, а на перекрестки длительное время не прибывают полицейские-регулировщики, то и без того аховое движение транспорта превращается в «караул!». Общественных туалетов в южной столице Казахстана нет как явления. Мусор продолжает наступать, хотя одно время его продвижение немного замедлилось. Но при этом единственная видимая часть деятельности городских властей – это замена одних бордюров на другие.

С приходом на акимство Алматы Бауыржана Байбека к бордюрам добавилась брусчатка. Ее теперь тоже кладут где попало, а потом хорошую брусчатку меняют на менее качественную в рекордно короткие сроки. Однако брусчатка – это все-таки сравнительно новое явление в южной столице. Одно время много шума в социальных сетях наделали фотографии, где на полетах с брусчаткой находилась товарная номенклатура в иероглифах. После этого стало понятно, что здесь даже производитель не казахстанский. Хотя, чего-чего, а гранита, базальта, ракушечника и мрамора всевозможных цветов в Казахстане более чем достаточно и многие производства по их добыче и обработке являются действующими.

Любому городу положен какой-нибудь сюрреализм (в простонародье кратко называемый «сюр»), который придает ему свой собственный, отличный от всех других колорит. К сожалению, для Алматы таким сюром стал «бордюрный процесс». Он не поддается градостроительной логике и живет по своим собственным законам, превратившись в вещь в себе.

Инаковость «бордюрного процесса» сильно контрастирует с другими сферами и участками городского хозяйства. Например, в Алматы могут снять с улицы старый асфальт и потом неделями не класть новый. Могут раскопать обветшавшую магистраль водоснабжения и потом месяцами (в нехолодное время года) не прокладывать новую, доводя жильцов без горячей воды до состояния холивара (священной войны) с уполномоченными городскими службами. Но бордюры ведут себя иначе. Они быстро выкапываются, увозятся на автомобилях в неизвестном направлении, а на их место устанавливаются новые. Оперативность «бордюрного процесса» до того не попадает в резонанс с основами, методами и традициями проведения всех остальных градохозяйственных вещей, что впору подключать конспирологию.

Куда деваются снятые и увезенные бордюры – тоже большая загадка. Ответы из акимата ситуацию никак не проясняют. Например, там заявляют, что часть демонтированных бордюров пошла на благоустройство детской клинической больницы «Аксай». Ладно, а где остальное? Ведь если все бордюры сложить на месте данной больницы, то там появится второй пик Талгар (высшая точка Заилийского Алатау), а его там однозначно не наблюдается.

Хотя «бордюрный процесс» появился давно, но прежде он не вызывал такого повсеместного раздражения у горожан. Скорее всего, потому, что это было не единственной видимой деятельностью городских властей. При одном акиме меняли бордюры и распродавали землю застройщикам (как результат, бушевал строительный бум), при другом строили дорожные развязки, снижая напряжение транспортных пробок. Третий украшал город цветами в клумбах и на газонах. А сейчас только бордюры всем и видно. В общем, «бордюрный процесс» стал каким-то одиноким, да еще качество самих бордюров резко упало. Ненужная замена хороших бордюров на плохие, бесит не намного меньше, чем замена качественного асфальта на никудышный.

Сейчас в Алматы приходят холода и сезон строительной активности объективно сворачивается (прокладка асфальта поверх снега в мегаполисе пока еще не повсеместное явление). Но нет никакой надежды, что в следующий сезон благоустройства города место бордюров займет что-нибудь реально беспокоящее и волнующее алматинцев. Наверное, любой могучий сюр в какой-то момент начинает жить своей жизнью и справиться с ним не легче, чем хаос сделать управляемым. И аким с акиматом, маслихатом и общественным советом могут выступать разве что статистами самоценного процесса.

Тимур Исаханов (Алматы)