Зачем Турция меняет государственный строй?

В конце прошлой недели Великое национальное собрание Турции большинством голосов одобрило пакет изменений в Конституцию республики, предполагающих переход с парламентской формы правления на президентскую. В голосовании приняли участие 488 депутатов: 339 проголосовали «за» принятие закона из 18 статей, 142 – «против».

После подписания закона президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом новая Конституция будет вынесена на всенародный референдум, который состоится через 60 дней после публикации текста закона в официальном издании.

Данное решение стало первым шагом на пути кардинальных изменений в политическом устройстве страны. О том, как и почему Турция впервые за почти 100 лет решила поменять политическую картину страны, «Вестнику Кавказа» рассказали турецкие эксперты.

Как заявил политолог Бурхан Озкошар, Турция входит в турбулентный и судьбоносный период своей истории. Президент Эрдоган, учитывая события прошлого года, стремится как можно скорее изменить государственный строй республики. «После создания Республики в 1923 году в Турции установилась парламентская форма правления. В 1950-х годах в общем русле демократических веяний в стране установилась многопартийная система, но из-за военных переворотов, которые в среднем происходили каждые 10 лет, претворение в жизнь демократических реформ в полную силу было невозможным. Только с 1980 года в Турции начался период стабильности, вплоть до 1997 года, когда военные, хоть и косвенно, вмешались в политическую систему. Политика правых, которая доминировала во времена Аднана Мендереса в 50-х, была продолжена Тургутом Озалом в 80-х. Эрдоган, придя к власти, продолжил ту же политику», — напомнил эксперт.

При этом команда Эрдогана начала совмещать политику правых с умеренным исламом, их конечной целью всегда была президентская республика. По словам Озкошара, после референдума в 2010 году, когда народ проголосовал за прямые выборы главы государства, путь к президентской форме правления стал открытым. Как только Эрдоган получил поддержку населения на последних президентских выборах, он стал на практике реализовывать идею укрепления президентской власти.

«После попытки неудачного переворота 15 июля 2016 года идею Эрдогана поддержал лидер Партии националистического движения Девлет Бахчели, так как руководство Эрдогана республикой, по его словам, являлось президентской системой правления де-факто. Сопротивляется смене Конституции на серьезном уровне только Народно-республиканская партия, и это полезно, чтобы общественность была вовлечена в дискуссии и народ был в курсе позиций противостоящих сторон. По сути, перед нами проявление демократии», — считает Бурхан Озкошар.

При этом политолог подчеркнул, что изменение системы правления – весьма рискованный шаг, итоги которого спрогнозировать весьма трудно. «Лично я обеспокоен этой сменой режима в Турции. В отличие от прошлых почти ста лет жизни республики, власть и судьбоносные задачи окажутся сосредоточенными в руках одного человека, а это ущемление демократии, что вряд ли является хорошим предзнаменованием для страны. В Турции есть сознательные массы, готовые работать и развивать демократию», — сказал турецкий эксперт.

При нынешних обстоятельствах для снижения рисков у элит остается единственный путь – создание стабильного государства и развитие экономики. «Именно экономическая стабильность и процветание спасут страну от угроз и попыток этнического раздробления. Турция, в виду ее геополитического расположения и с учетом событий, происходящих у ее границ, нуждается в очень тонкой и эффективной государственной дипломатии. В противном случае успех отпразднуют те, кто привели к развалу соседние страны и мечтают о развале Турции», — предупредил он.

Политолог Айдын Сезер считает, что Турция открывает одну из самых неопределенных страниц своей истории. «Хоть это официально и не называется переходом к президентской системе правления, на деле на референдум будет вынесена типичная президентская система», — указал он, добавив, что референдум пройдет 2 или 9 апреля.

«Вопрос об изменении государственного строя стал возможным только в ходе консенсуса между ПСР и ПНД, что вызывает шквал негодований в обществе, в экспертных кругах, среди научной общественности. Круги, которые стоят в оппозиции к смене Конституции, считают, что это приведет страну к авторитаризму и утрате традиционных демократических ценностей Турецкой Республики», — заявил эксперт.

В связи с этим ближайшие два месяца до референдума станут для Турции самыми сложными за долгое время. «В эти месяцы в обществе будет царить напряженность, что повлияет и на экономику, и на политическую стабильность. Если предложение по изменению государственного строя не найдет поддержку на референдуме, то на повестке дня появятся досрочные выборы. Это также повлияет на зарубежных инвесторов, которым нужны гарантии стабильности в стране. В целом, политическая жизнь в Турции вступает в длинную полосу неопределенности», — резюмировал Айдын Сезер.