Иванишвили обвинили в узурпации власти

Новая Конституция Грузии оставляет президенту формальные функции

«Национальное движение» – бывшая партия власти, и отколовшаяся от нее «Европейская Грузия» готовы объявить о выходе из конституционной комиссии.Оппозиционная партия «Государство для народа» уже предприняла этот шаг. Крайне недовольны ходом обсуждения новой редакции Основного закона и вносимыми поправками неправительственные организации, делегировавшие своих представителей в эту комиссию. Все они обвиняют правящую «Грузинскую мечту» (ГМ) в желании узурпировать власть.

Жесткой критике подверг предполагаемые изменения в Конституции президент Грузии Гиоргий Маргвелашвили. «Нельзя лишать народ права выбирать президента!» – категорически заявил он в ходе своего ежегодного выступления в парламенте. Именно еще большее урезание полномочий президента, закон о его выборах являются наиболее важными в разрабатываемой редакции Основного закона. Оппозиция, участвующая в работе Конституционной комиссии, крайне недовольна тем, что «Грузинская мечта» игнорирует все замечания, и делает то, что сама считает нужным.

Глава парламентской фракции «Национальное движение» Роман Гоциридзе заявил, что не видит смысла в продолжении работы в комиссии. «Они делают, что хотят и как хотят, и ведут дело к возвращению конституции советской Грузии», – заявил он. «Ни одна поправка не будет внесена без одобрения Венецианской комиссии, а недавно побывавшие в Грузии ее представители одобрили проект», – парировал спикер парламента Ираклий Кобахидзе.

Проект конституционных поправок был обнародован на днях, но работа над ним будет продолжаться до конца апреля. Потом документ поступит на рассмотрение парламента. Главные изменения, как уже отмечалось, касаются института президента. По словам эксперта по конституционным вопросам Вахтанга Хмаладзе, Основной закон необходимо было подвергнуть ревизии – при Михаиле Саакашвили он был превращен в средство управления государством, возникли небезосновательные подозрения о тайном внесении поправок, и надо понять, что именно осталось от Конституции. Впрочем, это, наверное, уже не столь важно в сравнении с тем, какую Конституцию Грузия может получить, и, скорее всего, получит.

С 2023 года президент страны будет избираться не всенародным голосованием, а 300 делегатами, 150 из которых – депутаты парламента Грузии, по 13 – представители Верховных советов автономных республик Аджарии и Абхазии (в абхазском случае речь о парламенте, функционирующем в изгнании), 124 – представители органов самоуправления Тбилиси и регионов. При этом не поставлен крест на варианте избрания президента только парламентом.

ГМ не прочь отменить прямое всенародное голосование уже сейчас, и провести президентские выборы 2018 года по новым правилам, подразумевающим также повышение возрастного ценза президента с 35 до 40 лет, а ценза оседлости с 5 до 15 лет. Но, скорее всего, ближайшие выборы придется проводить по существующим правилам – оппозиция категорически против форсирования событий, и в этом власть может пойти ей навстречу. Хотя бы ради того, чтобы не углублять раскол в политическом поле и обществе.

Из полномочий президента, согласно поправкам, выводятся вопросы безопасности и обороны, упраздняется функционирующий при нем совет безопасности (не путать с Советом национальной безопасности – «НГ»). Он также перестанет являться высшим представителем Грузии в вопросах международных отношений, не сможет представлять кандидатуры судей и председателя Верховного суда страны.

Власти, предлагаемые изменения аргументируют необходимостью перехода к парламентской модели госуправления, а в парламентской республике президент, как правило, не избирается прямым всенародным голосованием. У противников свои доводы: Грузия – страна без сильных демократических традиций, ей необходим независимый арбитр, способный сбалансировать ветви власти. Эту роль Конституция сегодня отводит президенту. А избранный непрямым голосованием президент будет зависеть от парламентского большинства, и окажется под его влиянием. К тому же, говорят оппоненты, непрямыми выборами президент избирается при двухпалатном парламенте. В Грузии это не получится до восстановления территориальной целостности, поскольку верхняя палата состоит из представителей территориальных единиц, а на Абхазию и Южную Осетию юрисдикция Тбилиси сегодня не распространяется.

Острый спор вызывает еще одно новое положение в Конституции. Правящая ГМ настаивает на конституционном уточнении понятий «брак» и «семья» и предлагает формулировку о том, что брак является добровольным союзом между мужчиной и женщиной с целью создания семьи. Оппоненты предложение ГМ называют реверансом властей в сторону Грузинской православной церкви (ГПЦ), и требуют отказаться от «гендерного уточнения», либо вовсе изъять из Конституции положение о семье и браке. Ситуация однако всецело зависит от желания ГМ, и пока не похоже, что «мечтатели» готовы к серьезным уступкам. Аналогично – в парламенте, в котором у ГМ конституционное большинство. А менять Основной закон «мечтатели» были готовы еще после выборов 2012 года, но тогда в парламенте у них было простое большинство и голосов для внесения конституционных поправок у них не хватало. Теперь преград нет никаких. Нотки отчаяния, прозвучавшие в обвинении «националов» о том, что ГМ переписывает Конституцию под неформальное правление Бидзины Иванишвили, только подчеркивают необратимость происходящего.

Юрий Рокс
Обозреватель отдела политики стран ближнего зарубежья «Независимой газеты»

http://www.ng.ru/cis/2017-04-13/100_6974_gruzja.html