Информационная война между Астаной и Бишкеком продолжается. Алмазбек Атамбаев поднимает ставки.

Действующий президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев отменил свой визит в Сочи, запланированный на 10-11 октября этого года. Предполагалось, что Атамбаев примет участие в заседаниях Совета глав государств — участников СНГ и Высшего Евразийского экономического совета.

Однако днем 9 октября последовало заявление официального Бишкека: «Учитывая выявленные факты подготовки массовых беспорядков в день выборов со стороны отдельных политиков с привлечением криминала, а также финансовую поддержку таких политиков из-за рубежа, президент решил отменить свой рабочий визит, чтобы лично контролировать порядок и безопасность в стране».

Это заявление последовало за жесткими выпадами киргизского лидера в адрес своего казахстанского коллеги – Нурсултана Назарбаева, который провел в Астане встречу с одним из претендентов на президентский пост в КР – Омурбеком Бабановым, чем и вызвал критику со стороны руководителя «братского государства», который сделал ставку на другого кандидата – Жээнбекова.

В условии информационной войны между двумя странами сочинская встреча могла бы несколько притушить разгорающийся конфликт. Однако Алмазбек Атамбаев не только уклонился от участия в саммите, но и подчеркнул (через заявление от лица президентского аппарата) – причина для беспокойства – финансирование и поддержка некоторых политиков из-за рубежа. Совпадение? Не думаю.

Точнее говоря, так не думает подавляющее большинство экспертов, как в самом Кыргызстане, так и за его пределами. Общее мнение – президент повышает ставки в решающий момент электоральной кампании. С точки зрения предвыборной стратегии кандидата от власти такой ход может оказаться решающим. Мобилизация электората против «олигархов», «внешнего влияния», попыток «вмешаться в ход выборов» часто приводит к нужному результату. В данной ситуации — к победе Сооронбая Жээнбекова.

С технологической точки зрения привязка Бабанова к «внешнему следу» выполнена грамотно, другой вопрос, какие реальные основания для того рода заявлений существуют? Но, учитывая специфичность любых выборов на постсоветском пространстве, заведомо ясно, что победителей никто судить не будет.

Другое дело – международная реакция.

С казахстанской стороны наиболее подробную и избыточно перенасыщенную статистикой оценку ситуации от 9 сентября озвучил премьер-министр Б.Сагинтаев: «В рамках вступления Кыргызстана в Евразийский экономический союз Президентом Республики Казахстан было принято решение о предоставлении технической помощи в объеме 100 млн долл. США. По линии гуманитарной помощи Кыргызстану уже выделено более 20 млн долл. США, построены две общеобразовательные школы в Бишкеке и Оше. Объем казахстанских инвестиций в экономику Кыргызстана составил 820 млн. долларов США.

В тоже время, объем инвестиций мог бы быть больше, однако его рост сдерживает неблагоприятный инвестиционный климат в отношении казахстанских предпринимателей. 125 тысяч трудовых мигрантов зарегистрировано и проживает в Казахстане. При этом они в полном объеме обеспечены социальными и медицинскими гарантиями от нашего государства».

Министр труда и соцзащиты населения Тамара Дуйсенова продолжила почин премьер-министра и привела сравнительный анализ пенсионного обеспечения в двух странах: Ранее президент Кыргызстана сравнил размеры пенсий в двух странах: «Если касаться социальных выплат и их уровня, то это сугубо внутренний вопрос каждого государства. Говорить, что у нас больше или меньше, — это с моей стороны и с других источников будет некорректно. А если говорить о размерах пенсий, то на сегодня в 2,6 раза больше, чем у граждан, которые живут в Кыргызстане. И вы знаете, что 1 января у нас будет повышение. 1 июля будет пересмотрена базовая пенсия, если исходить из этого, то на следующий год эта разница будет почти в 3,5 раза»

Общее впечатление, что эти ответы из какой-то другой дискуссии.

Подобная «калькуляция» смотрится несколько тяжеловесно, но, видимо, представляется Акорде важной в рамках заявлений Алмазбека Шершеновича о реальных масштабах помощи, которую Казахстан оказывает своим соседям. Впрочем, стилистические отличия риторики Атамбаева и казахстанских чиновников могут свидетельствовать и о том, то Астана просто не может (или не хочет) «попасть в тон» заочной дискуссии с киргизским лидером. Он импровизирует и зажигает, а официальные казахстанские чины — будто доклады на отчетном заседании зачитывают. Но может так и задумано.

Российские эксперты, за исключением Аркадия Дубнова, постарались максимально сдержанно прокомментировать ситуацию вокруг конфликта между Бишкеком и Астаной. И это, пожалуй, единственно правильная позиция в данном конкретном случае. Главное, чтобы конфликт не перешел критическую черту, его участники будут готовы перебить посуду на общей кухне. Не задумываясь о последствиях.

Андрей Карпов