Казахстан-2017. Осень. Падают акимы

На прошлой неделе в России произошел ряд перестановок в губернаторском корпусе – в отставку ушли губернаторы Красноярского края Самарской и Нижегородской областей, глава Дагестана и руководитель Ненецкого автономного округа. Как заверяют СМИ со ссылкой на некие информированные источники, серия отставок на этом не закончилась. В Казахстане, где кадровая ротация происходит с куда большей регулярностью, нежели в России, этот «осенний губернаторопад» невольно вызывает проекции на местные политические реалии. Напомним, что в начале сентября политолог Данияр Ашимбаев в интервью поделился прогнозами, что в течение осеннего политического сезона не исключены перестановки в корпусе акимов. Кто же из глав казахстанских регионов находится сегодня в зоне риска?

В качестве причин «губернаторопада» в России чаще всего называют подготовку к президентской выборной кампании, курс на омоложение губернаторского корпуса и отставание социально-экономического развития некоторых регионов. Что же, если два главных электоральных цикла – президентский и парламентский – в Казахстане прошел в 2015 и 2016 годах, то «смена поколений» госуправленцев является одним из популярных дискурсов в экспертной среде. Также как и дисбаланс в развитии регионов. А следовательно, проекция российских процессов на Казахстан выглядит далеко не беспочвенной.

Молодым везде у нас дорога

Первым делом следует отметить некоторые различия в кадровом составе глав регионов между Казахстаном и Россией. Прежде всего, возрастные. Большая часть отправленных на прошлой неделе в отставку губернаторов давно преодолела пенсионный возраст: экс-глава Нижегородской области Валерий Шанцев отметил в нынешнем году 70-летний юбилей, бывшему руководителю Дагестана Рамазану Абдулатипову исполнился 71 год, экс-губернатору Самарской области Николаю Меркушину стукнуло 66 лет, Красноярского края Виктору Толоконскому – 64 года. Из этого ряда выбивается бывший глава Ненецкого автономного округа 43-летний Игорь Кошин.

В Казахстане омоложение кадрового состава управленческой элиты в регионах осуществляется куда более активно. Сегодня средний возраст акимского корпуса – мы имеем в виду глав 14 областей и двух городов республиканского значения Алматы и Астаны — составляет 53 года. Самый молодой аким – глава Западно-Казахстанской области 39-летний Алтай Кульгинов. Самый «возрастной» — глава Алматинского региона Амандык Баталов, которому в ноябре исполнится 65 лет.

Преодолели пенсионный возраст, который в Казахстане составляет 63 года, акимы трех регионов: глава Актюбинской области 64-летний Бердыбек Сапарбаев, Алматинской – Амандык Баталов, Восточно-Казахстанской 63-летний Даниал Ахметов. Приблизился к этому критическому рубежу аким Кызылординской области 62-летний Крымбек Кушербаев.

В то же время главы шести регионов не достигли даже 50-летнего возраста: это аким Акмолинской области 45-летнй Малик Мурзалин, Западно-Казахстанской – 39-летний Алтай Кульгинов, Костанайской – 45-летний Архимед Мухамбетов, Павлодарской – 46-летний Булат Бакауов, города Алматы – 43-летний Бауыржан Байбек и столицы – 46-летний Асет Исекешев. Причем трое из вышеперечисленных «молодых акимов» были назначены в результате двух ключевых кадровых ротаций последних двух лет – конца марта 2016 года, поводом для которой послужили парламентские выборы, и середины марта 2017-го, которые, по мнению экспертов, отражают мейнстрим в формировании управленческой элиты страны.

Таким образом, кадровая политика в акимском корпусе явно склоняется в пользу «молодых и красивых». Во всяком случае, их численный перевес над «аксакалами» и тяжеловесами – очевиден.

Однако это вовсе не означает, что акимы старше 60 лет могут оказаться в зоне риска во время очередных кадровых перестановок. Напомним, что на прошедшем 18 августа в Боровом совещании по вопросам социально-экономического развития регионов с участием президента, напротив, наиболее уверенными выглядели «возрастные» главы регионов. Так аким Алматинского региона Амандык Баталов не получил не единого нарекания со стороны главы государства, в то время как другим было указано на имеющиеся в подведомственных им регионах проблемы. Эффективность же Бердыбека Сапарбаева Нурсултан Назарбаев подчеркнул особое, порекомендовав его коллегам «перенять опыт региона в осуществлении ряда социальных и экономических проектов». Что касается Крымбека Кушербева, то он регулярно занимает верхние строчки рейтинга эффективности акимов, формируемого на основе экспертных опросов общественно-политическим порталом «Саясат».

Зато самый молодой глава региона Алтай Кульгинов в ходе совещания получил наиболее строгое замечание: глава государства указал акиму Западно-Казахстанской области на снижение объемов инвестиций в области на 21% и поручил активизировать работу по привлечению инвесторов в регион. А отсутствие эффективности это уже куда более «тревожный звоночек», чем достижение пенсионного возраста. Напомним, что самому молодому отставному российскому губернатору 43-летнему Игорю Кошину также были поставлены на вид проблемы с реализацией майских указов президента РФ о повышении зарплат бюджетникам и низкие темпы строительства социальных объектов.

Таким образом, в настоящий момент кадровый состав акимского корпуса формируется исходя из сохранения баланса между «энергией молодости» и «опытом зрелости».

Круговорот акимов

Еще одно существенное отличие между корпусом глав регионов в Казахстане и России состоит в длительности пребывания на должности. Среди российских губернаторов на порядок больше старожилов. Валерий Шанцев, покинувший пост главы Нижегородской области, занимал ее с августа 2005 года, то есть свыше двенадцати лет. Николай Меркушин губернаторствовал в Самарской области больше пяти лет. Трое из отправленных в отставку российских губернаторов – Абдулатипов, Толоконский и Кошин – проработали в этой должности свыше трех лет.

В то время как в Казахстане средний срок пребывания на должности нынешнего акимского корпуса составляет один год восемь месяцев. Четверо действующих глав регионов были назначены в середине марта нынешнего года, то есть буквально полгода назад – это Малик Мурзалин, аким Карагандинской области Ерлан Кошанов, глава Мангистауской области Ералы Тугжанов и аким Костанайского региона Кумар Аксакалов.

Можно отметить три волны формирования ныне действующего актива региональных управленцев в Казахстане: упомянутую «кадровую революцию» 14 марта 2017 года; ротацию 25-26 марта 2016 года, когда были назначены акимы трех областей – глава Атырауской Нурлан Ногаев, Западно-Казахстанской – Алтай Кульгинов и Павлодарской Булат Бакауов; и 11 сентября 2015 года, когда сменились главы двух регионов – Актюбинского Бердыбек Сапарбаев и Костанайского Архимед Мухамбетов.

Долгожителем акимского корпуса является «случайно уцелевший» после многочисленных «кадровых перезагрузок» глава Жамбылской области Карим Кокрекбаев, назначенный 20 декабря 2013 года – срок его пребывания на должности составляет три года и десять с половиной месяца.

Примечательно, что на совещании в Боровом президент поставил Кокрекбаеву на вид снижение объема продукции малого и среднего бизнеса в Жамбылской области, акцентировав внимание на важности увеличения постоянной продуктивной занятости. Не является ли это сигналом того, что глава государства считает, что глава Жамбылского региона засиделся в своем кресле?

Именно отталкиваясь от этого фактора – новизны дейстующего корпуса глав регионов – шеф-редактор общественно-политического портала «Саясат» Бауржан Толегенов приходит к заключению, что вряд ли следует ожидать в ближайшее время серьезных перестановок на уровне регионов.

«На мой взгляд, не следует некритично переносить российские сюжеты на казахстанскую почву. У нас другая повестка – в настоящий момент у нас нет конъюнктуры, которая бы требовала серьезных перестановок в корпусе акимов. Основной его костяк сформирован относительно недавно, следует дождаться результатов его работы», — подчеркивает Толегенов.

В Казахстане и Россия ситуация на уровне глав регионов принципиально иная

Политолог, ведущий эксперт Института мировой экономики и политики при Фонде Первого Президента РК — Елбасы Уразгали Сельтеев также считает, что массовые отставки руководителей регионов в Казахстане сегодня и исключены.

«Прежде всего, это объясняется высоким уровнем реальной централизации власти. Областные акимы напрямую подчинены и подконтрольны главе государства. Их пребывание в должности зависит целиком от него. Никаких иных факторов здесь нет. В этом смысле кадровая политика в РК носит точечный характер. Президент выбирает региональных руководителей исходя из их управленческой востребованности в конкретных обстоятельствах», — поясняет политолог.

Сельтеев указывает на то, что в России ситуация на уровне глав регионов принципиально иная.

«Во-первых, элитные группы, лидеры кланов и крупных финансово-промышленных структур имеют определенную долю самостоятельности. Часто продвигают свои креатуры в регионах. То есть олигархи пытаются контролировать зоны своих бизнес-интересов на политическом уровне. Поэтому такое лобби постепенно сокращается центром.

Во-вторых, до недавнего времени в губернаторском корпусе было достаточно тяжеловесов, количество которых теперь снижается. К тому же, региональные элиты стремятся к большей автономности от Кремля. В том числе это касается распределения бюджета и налоговой политики. Наблюдается запрос на повышение управленческих полномочий. Вместе с тем, некоторые губернаторы, подолгу занимая свои посты и набирая политический вес, формируют более персонифицированную систему управления. В таких регионах Кремлю тяжелее договариваться и решать вопросы. Объективно говоря, в этом специфика федеральной формы государственного устройства.

Таким образом, кадровая трансформация, которую осуществляет Владимир Путин с 2016 года, нацелена на укрепление его личного влияния в регионах. В преддверие президентских выборов это крайне важно. Ему нужны преданные соратники, политически слабые и технические кадры, которые будут обязаны лично ему. Как известно, эффективность электоральных кампаний зависит от организаторских способностей первых руководителей регионов», — резюмирует эксперт.

Автор: Жанар Тулиндинова