Как встреча Путина и Нетаньяху отразится на Ближнем Востоке

Вчера Владимир Путин встретился в Сочи с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху, который прибыл в  Россию с кратким рабочим визитом. 

Это его четвертый визит в РФ за последние 16 месяцев. ″Сейчас у ситуации на Ближнем Востоке достаточно быстрая динамика. Иран прикладывает огромные усилия для того, чтобы упрочить присутствие в Сирии. Это представляет угрозу для Израиля, для Ближнего Востока и, я считаю, для всего мира. Иран находится уже на продвинутой стадии контроля и влияния на Ирак, на Йемен. Он во многом на практике, реально контролирует Ливан. Мы все совместными усилиями побеждаем ИГИЛ, и это очень важная вещь. Но там, где мы побеждаем ИГИЛ и он исчезает, туда входит Иран. Мы не можем забыть ни на минуту, что Иран продолжает каждый день грозить уничтожением государству Израиль. Он вооружает террористические организации, поощряет, инициирует террор″, — заявил Нетаньяху.

Как пишет The Jerusalem Post в статье HOW WILL THE NETANYAHU-PUTIN MEETING AFFECT THE REGION?, у россиян есть собственная позиция в отношении Сирии и намерений Ирана — Россия крайне заинтересована в Сирии. Бывший оплот ИГИЛ (запрещена в России) город Ракка, расположенный на севере Сирии, находится всего в 1000 километров от Грозного, столицы Чечни. Когда в 2015 году Москва решила принять активное участие в боевых действиях в Сирии, существовала реальная опасность того, что ИГИЛ и другие террористы свергнут правительство в Дамаске, и страна окажется под контролем враждебных России сил — вроде лидера ИГИЛ Абу Бакра аль-Багдади, — которые могли бы начать дестабилизировать Россию через Чечню.

Около 4,5 тыс. российских граждан сражаются против ИГИЛ в Сирии. В отличие от сил США, которые вторглись в Ирак в 2003 году, или международной коалиции, которая наносила авиаудары по Ливии в 2011 году, Россия была приглашена в Сирию признанным правительством Башара Асада и  действует в Сирии в соответствии с международным правом. Неразбериха на Ближнем Востоке происходит не из-за присутствия России в Сирии, а из-за появления США в Ираке, после чего Запад вмешался в ситуацию в Ливии, что повлекло за собой распространение дестабилизирующих сил по всему региону. По мнению США, воздушная кампания в Ливии, разгромившая режим Муаммара Каддафи, была успешной, но что это был за успех? Огромное количество военной техники было разграблено, огромное количество оружия, в том числе химического, попало в соседние африканские страны, а также в руки джихадистских группировок. Нигерия и Мали были дестабилизированы из-за событий в Ливии.

Россия прислушивается к опасениям Израиля в отношении Ирана, но считает их преувеличенными. Иран не станет нападать на Израиль, потому что там понимают, что это равносильно самоубийству.

Израиль и Саудовская Аравия считают, что Иран пытается окружить их подконтрольными силами, простирающимися от Йемена через Бахрейн, Ирак, Сирию и Ливан, но дело в том, что Иран чувствует угрозу со стороны окружающих его Израиля, Саудовской Аравии и США.

Да, Израиль не угрожает стереть Иран с лица земли, но для чего он купил эскадрилью бомбардировщиков-«невидимок» F-35? Для кого они предназначены, если не для Ирана?

США открыто говорят о смене режима Ирана. Даже ядерная сделка — Совместный всеобъемлющий план действий, принятый в 2015 году, — рассматривается американцами как способ «привести к власти людей с умеренными взглядами», чтобы медленно вытеснить аятолл.

Действия Ирана в Сирии направлены не на дестабилизацию региона, а на самозащиту, чтобы оттеснить врага и перенести бой на его территорию, не дожидаясь, пока окружат его самого.

Русские понимают беспокойство Израиля по поводу передачи оружия из Сирии ″Хезболле″ и признают право Израиля на самозащиту. Но Израиль не может в одностороннем порядке регулировать отношения между другими независимыми государствами — ведь он не региональный шериф.

Русские также понимают беспокойство Израиля относительно постоянного присутствия Ирана в Сирии, но не могут этому помешать. Иран — суверенное государство; нельзя указывать Тегерану, что делать и как себя вести. Можно выступить против, но не факт, что в Иране прислушаются. Россия не принимает решения за Иран.

Иран находится в Сирии по приглашению Асада. То же самое касается ″Хезболлы″. Иранцы и ″Хезболла″ вмешались, когда Асада загнали в угол. В настоящее время Израиль заинтересован в сохранении строгого контроля Асада над его страной, потому что в этом случае сирийцам не нужно будет приглашать внешние силы. Сильное правительство в Дамаске, не нуждающееся в помощи Ирана или ″Хезболлы″, было бы лучшим вариантом для Израиля. Так что Израилю следует сотрудничать с другими силами, чтобы улучшить положение Асада.

Для Израиля большая часть вышеупомянутого может показаться бредом. Тем не менее это позиция России, которой ее дипломаты последовательно придерживаются в частных беседах и которую Нетаньяху не раз слышал в различных вариациях.

The Jerusalem Post