Китай пытается экономически закрепиться в Грузии

Скотт Ми, бизнесмен из западного Китая, стоит на балконе одного из 27 зданий, которые его компания строит в Грузии, и показывает на далекую вершину холма: «Все, что вы видите — наше». 32-летний Ми — руководитель Hualing Group Georgia, частной, но финансируемой государством компании, которая помогает Китаю расширить экономическое влияние на Кавказ. Tbilisi Sea New City расположен почти в 200 милях от Черного моря, но находится рядом с «Тбилисским морем», которое создает прекрасную атмосферу вокруг бетонных башен, огромного пятизвездочного отеля и недавно построенного торгового центра.

Ребрендинг искусственного водоема стал частью крупного проекта. Он представляет китайскую экономику стране, которую называют как важным звеном Нового Шелкового  пути между Азией и Европой, так и средоточием потенциально опасного соперничества между Москвой и Западом.  Строящийся городок принес частичку Китая в Грузию, вплоть до декоративных садов камней, строгого геометрического планирования улиц и высоких стен. Это почти точная копия проектов, которые трансформировали городской ландшафт Китая до недавнего спада финансирования.

Большинство проектно-строительных работ в Tbilisi Sea New City выполняются работниками из Китая, даже несмотря на то, что заработная плата в Грузии зачастую ниже, чем в большей части КНР.  Привлечение китайских рабочих вначале вызвало гнев и протесты среди местного населения. Но эти настроения сменились радостью по поводу того, что в отличие от многих других грандиозных проектов в Грузии, китайский проект реализуется и обеспечивает жителей страны рабочими местами. Взамен разрушающихся многоквартирных домов в советском стиле, китайская компания предлагает чистые, современные здания с рабочими лифтами и приятно пахнущими коридорами. «Мы китайцы, так что мы строим как в Китае», — говорит Ми, сидя в отделанном мрамором вестибюле роскошного отеля его компании.

Помимо отсутствующих плакатов со слоганами коммунистической партии, которые являются важным элементом таких проектов в Китае, единственным недостающим пока остаются жильцы. Почти все квартиры жилых зданий, построенных на данный момент, были проданы. Многие из них были приобретены грузинским правительством для размещения беженцев с территории, захваченной мятежниками при поддержке России. Но это место остается зловеще пустыми. Шум издавали строители и охранники, готовящиеся к приезду китайского посла и грузинских лидеров для празднования национального дня Китая в огромном праздничном зале отеля.

Экономическая выгода этого проекта, как и в случае с многими предприятиями, финансируемыми китайскими государственными банками, остается тайной.

Премьер-министр Грузии Георгий Квирикашили, бывший банкир, заявил, что он не производил детального изучения прибыльности проекта, но предполагает, что «он экономически обоснован».

Скотт Ми — сын основателя и президента материнской компании Hualing Group, впервые приехал в Грузию сразу после конфликта с Россией в 2008 году. Он признал, что изначально существовали сомнения по поводу рациональности вложения денег в такую проблемную страну. «Некоторые считали это безумием», — говорит бизнесмен. Однако компании понравились низкие налоги и бизнес-среда Грузии.

Hualing Group  Она уже построила девять многоэтажек в рамках договора с грузинским правительством, который выделил более 1000 акров вокруг «Тбилисского моря» в обмен на строительство жилья для спортсменов, которые приняли участие в спортивных мероприятиях в прошлом году.

Hualing Group уже начала работу над следующими шестью зданиями и определила план строительства оставшихся 12. Кроме того, компания хочет создать школу, клинику и другие объекты. Как заявил Ми, проект должен начать приносить деньги в течение пяти лет. Он добавил, что компания следует главной экономической и внешнеполитической программе Китая — многомиллиардному плану по развитию морских и наземных транспортных коридоров, через которые Китай сможет экспортировать товары в Европу, начатому в 2013 году лидером коммунистической партии Си Цзиньпином.

Инициатива «Один пояс – один путь» включает в себя не только строительство железных дорог, портов и другой инфраструктуры, но и растущее экономическое присутствие Китая в ряде стран, начиная от Центральной Азии и Кавказа и заканчивая Восточной Европой. Грузия — маленькая страна с бурным прошлым и населением всего 3,7 миллиона, но в знак своей заинтересованности китайское правительство недавно подписало предварительное соглашение о свободной торговле с этой страной.

Китай направил чиновников и бизнесменов в Тбилиси на Форум Шелкового пути — конференцию, посвященную роли Грузии в качестве «одного из ключевых хабов евразийской торговли и коммерции»

Грузия и многие другие страны, расположенные вдоль Нового Шелкового пути — постоянно расширяющегося плана, включающего в себя множество различных маршрутов – хочет получить часть прибыли от этого проекта. Китайские чиновники заявляли, что инвестиции составят триллион долларов.

На данный момент Китай не проявлял большого интереса к внутренней политики Грузии и превращению страны в платформу для собственной геополитической повестки дня. «Мы хотим только стабильности», — сказал Ми, чья компания инвестировала полмиллиарда долларов, тем самым став крупнейшим частным инвестором в проекты Грузии не связанным с энергетикой.

Hualing Group управляет также промышленной зоной на западе Грузии, горнодобывающим предприятием, заводом по переработке древесины и другими компаниями.

Ожидания того, что Китай начнет вкладывать огромные деньги в проекты, однако, иногда не оправдываются. Китай вел переговоры о покупке небольшого грузинского черноморского порта в Батуми, но принял решение выйти из торгов для участия в строительстве гораздо большего нового порта в Анаклии на побережье Черного моря.

«Китайские деньги получить не так просто, как многие думают», — сказал Леван Ахвледиани, исполнительный директор Консорциума развития Анаклии, который отвечает за создание и управление новым портом. Он потратил месяцы на переговоры с китайскими компаниями, чтобы привлечь их к проекту в Анаклии, но нашел их требования необоснованными. «Они не просто вкладывают деньги, —  подчеркнул он. — Как правило они хотят получить полный контроль, и если они его не получают, то интерес пропадает».

New York Times