Клановость несет угрозу Кыргызстану: конфликт Жээнбекова и Атамбаева это противостояние «севера» и «юга»?

Внутриполитический конфликт в Кыргызстане между нынешним и бывшим президентами – Сооронбаем ЖЭЭНБЕКОВЫМ и Алмазбеком АТАМБАЕВЫМ– можно рассматривать не только как противостояние отдельных политиков, но и как борьбу между кланами и региональными элитами.

Подобные мысли напрашиваются во время политических кризисов, которые так часто происходят в стране в последние лет пятнадцать, а также при попытках найти ответ на вопрос: «Почему Кыргызстан не может сделать качественного рывка в развитии?». Клановость, трайбализм, регионализм – часто называются среди причин не очень удачного, мягко говоря, процесса государственного строительства в этой небольшой, но считающейся самой демократичной в Центрально-Азиатском регионе республике.

Родовая монополия

Для народов Центральной Азии родоплеменные отношения исторически имели огромное значение в общественно-политической самоорганизации. Принадлежность к тому или иному роду, племени или региону позволяла индивиду найти свое место в иерархической системе, а также добиться определенных успехов в случае поддержки со стороны других членов его клана.

Несмотря на достаточно долгое время пребывания Кыргызстана в составе Советского Союза, привнесенные большевиками коллективизация, индустриализация, коммунистическая идеология не смогли в полной мере разрушить систему «свой – чужой», основанную на знании своих предков (до седьмого колена – «жетіата» у казахов и кыргызов) и принадлежности к определенному роду. При назначении первых лиц на должности в национальных республиках в Москве учитывали культурные и исторические особенности среднеазиатских народов. Например, Турдакун УСУБАЛИЕВ, бывший первый секретарь ЦК КП Киргизской ССР в 1961-1985 годах, происходил из рода сарыбагыш, который известен своими историческими и политическими деятелями. Например, представителем этого рода был ОРМОН-хан, который в XIX веке попытался объединить все кыргызские роды в одно государство. Из северного рода сарыбагыш происходит и первый президент Кыргызской Республики Аскар АКАЕВ (1990-2005 годы), что подтверждает значимость этого рода при выборах вождя или руководителя страны.

Перед Усубалиевым в 1945-1961 годах первым секретарем ЦК КП был Исхак РАЗЗАКОВ– выходец из другого влиятельного родового объединения – ичкилик, которое относится к южному региону. Из ичкиликов происходил также Абсамат МАСАЛИЕВ (первый секретарь ЦК КП в 1985-1991 годах) и Курманбек БАКИЕВ (президент КР в 2005-2010 годах). Таким образом, с 1945 по 2010 годы во главе Кыргызстана находились, попеременно сменяя друг друга, представители только двух родов.

Монополия этих двух родов была нарушена лишь в последние годы: президент переходного периода Роза ОТУНБАЕВА (2010-2011 годы) – выходец из северного рода саруу, Сооронбай Жээнбеков (с 2017 г.) из южного рода адыгине. Интересно, что Алмазбек Атамбаев (2011-2017 гг.) позиционирует себя как представитель сразу двух регионов: северного (из рода кытай) и южного (ичкилик).

Подобный «транзит власти» выглядел вполне естественным для кыргызов, так как основывался на вековых традициях и родовой памяти. Вряд ли стоит говорить о перманентной борьбе между «севером» и «югом» — здесь скорее наблюдается устоявшаяся практика чередования региональных кыргызских элит во властных структурах.

Кумовство, несмотря на имидж «островка демократии»?

Подобная практика сохранилась в XXIвеке на бытовом уровне и была перенесена в современную политическую плоскость. В целом в составе кыргызов насчитывается около 40 родов, они объединены в 3 группы – сол канат («левое крыло»), он канат («правое крыло») и ичкилик. Можно провести параллели с делением казахов на три жуза.

Распад СССР и появления пяти новых центральноазиатских республик дали новый толчок к возрождению и трансформации архаичных институтов родоплеменных отношений. Предполагалось, что с обретением суверенитета демократизация и либерализация общества позволят минимизировать влияние сохранившихся родоплеменных отношений. Однако формирование политических партий и движений в Кыргызстане часто как раз и происходят на основе родовой или региональной принадлежности, а не по принципам идеологической солидарности или профессиональным требованиям.

Из почти 250 политических партий, зарегистрированных в Кыргызстане, лишь несколько имеют определенный идеологический базис и современные механизмы политического рекрутирования, остальные – малоактивны или представляют собой объединения по родовым и региональным признакам.

В то же время получили популярность неформальные встречи активистов отдельных племен и родов – «курултаи», причем это явление восходит к монгольским съездам знати для обсуждения важных дел еще до эпохи Чингизидов. В современных же реалиях обсуждаются, за кого отдать свои голоса на выборах или объявляется создание очередной партии или политического движения. Одним из последних подобных мероприятий был курултай северного рода солто в начале 2019 года, где участвовали два бывших премьер-министра (Апас ДЖУМАГУЛОВ и Темир САРИЕВ) и несколько депутатов.

С одной стороны, практика курултаев  демонстрирует слабость государственных и гражданских институтов в Кыргызстане, с другой – способствует дальнейшему разделению на кланы и региону на культурном и политическом уровнях. Уже при Акаеве родовая и семейная принадлежность стала важным фактором при формировании кадров, что объяснялось необходимостью в национальной самоидентификации кыргызов через обращение к историческим корням. Получивший высокую должность выходец из какого-либо региона или клана старался продвинуть как можно выше и как можно больше своих родных и товарищей с малой родины. Эта практика продолжает осуществляться на самом высоком уровне, несмотря на многочисленные призывы отказаться от нее.

После избрания на пост президента С. Жээнбекова и его конфликта с бывшим соратником А. Атамбаевым, новый президент также, как и его предшественники, оказался под критикой за продвижение членов своей семьи и клана на руководящие должности. Сегодня клан Жээнбековых является безусловно самым влиятельным в стране, однако и ему необходима поддержка других кланов, поэтому после ареста Атамбаева в страну вернулся Омурбек БАБАНОВ, был отпущен из-под стражи под домашний арест Омурбек ТЕКЕБАЕВ, у которых ранее были конфликты с Атамбаевым и которые достаточно влиятельны не только на уровне своих регионов, но и в целом в стране.

Имидж еще одного «сомали» или «афганистана»

Очевидно, что клановость и родоплеменное деление являются факторами риска и несут угрозу Кыргызстану. Если на культурном уровне соблюдение традиций и сохранение памяти о предках помогают сохранить уникальные черты народа, то трансформация подобных явлений в механизмы государственного управления является одной из причин системного кризиса в Кыргызстане.

Родо-клановые противоречия, их борьба за власть, подмена современных общественных институтов на архаичные (курултаи, кумовство) тормозят развитие страны, отпугивают потенциальных инвесторов, создают имидж еще одного «сомали» или «афганистана». Без поддержки принципов многонациональности и многокультурности страны, широкого внедрения правовых и гражданских механизмов невозможно будет снизить негативные эффекты от разделения на роды и кланы.

Алибек Тусупбеков