Кризис в рядах оппозиции: кто остается на политической арене Грузии к 2024 году?

После парламентских выборов 2020 года Грузия оказалась втянутой в очередной, достаточно сложный политический кризис, который охватил как правящую верхушку, так и ряды оппозиции. Брожения и распад в, казалось бы, единой оппозиционной среде начались еще задолго до выборов. Проявились они в том, что противостоящие правящей «Грузинской мечте» партии так и не сумели объединиться и выступить на парламентских выборах 31 октября единым фронтом (одним блоком или коалицией). Старые и новые, крупные и мелкие политические образования заявили о собственных амбициях и претензиях на количество мест и должности в будущем правительстве Грузии, которое собирались формировать сразу после «победы на выборах». Так и не сумели распределить мандаты и должности в ветвях исполнительной и законодательной власти и решили баллотироваться по отдельности. В итоге в одной коалиции с некогда единым «Национальным движением» остались самые мелкие и наименее амбициозные политические «субъекты».Итоги выборов оказались соответствующими пестроте их участников. В парламент Грузии 10-го созыва прошли 9 избирательных субъектов. По пропорциональной системе все оппозиционные партии в сумме набрали почти 46% и в общей сложности получили 60 мандатов – столько же, сколько и правящая «Грузинская мечта». Но от участия во втором туре мажоритарных выборов отказались, объявив итоги первого тура явной фальсификацией. В итоге все 30 мажоритарных мандатов достались «Грузинской мечте».

Очередное объединение оппозиции началось сразу после подведения первоначальных результатов выборов. Оппоненты «Грузинской мечты», памятуя о событиях ноября 2003 года, надеялись совершить в стране новую революцию и даже предприняли несколько попыток развития событий по такому сценарию. Но не сумели собрать на улицах и площадях столицы достаточное для осуществления своих революционных планов количество народа. Помешали не только ковид и погодные условия, но и отсутствие реальной поддержки со стороны населения. И отложили планы по смене власти на весну.

Между тем, в рядах, казалось бы, единой в своем протесте против «фальсификации выборов» оппозиции появились желающие занять места в парламенте мелкие и малорейтинговые партии. Осознав свои возможности и оценив дальнейшие перспективы, они решили «освоить»депутатские мандаты.

Первый шаг сделали представители «Альянса патриотов», который имел представительство и в парламенте 9-го созыва, но по итогам выборов 2020 года получил лишь 4  мандата. В отличие от недовольных таким результатом лидеров, наотрез отказавшихся от работы в законодательном органе, удобным моментом воспользовались те члены списка «Альянса партиотов», которые вложили значительные  средства в финансирование предвыборной кампании партии. И заняли все 4 полученных альянсом места.

Пример оказался заразительным для «объединенной», но явно колеблющейся в своем протесте оппозиции. В итоге твердое решение о вхождении в парламент приняли лидеры политической организации «Граждане», получившие в законодательном органе лишь 2 мандата. Долгое время колебались члены партии «Гирчи», то выражая желание занять места в парламенте, то отступая под давлением главных оппозиционных партий – «Национального движения» и «Европейской Грузии». В итоге партия распалась на два ответвления, каждое из которых все же оставило в своем названии слово «Гирчи» (что в переводе с грузинского означает «шишка»). Одна часть, где лидером остался известный поборник декриминализации марихуаны Зураб Джапаридзе, по-прежнему против работы в избранном в результате «фальсификации выборов» парламенте. Другая ветка «Гирчи» продолжает колебаться, но больше склоняется к освоению депутатских мандатов, выдвигая правящей партии свои условия.

Брожение между тем началось и в «главной» оппозиционной партии – «Национальном движении»: пост председателя партии покинул экс-кандидат в президенты Грузии Григол Вашадзе. Причина такого решения вскоре прояснилась: его супруга Нино Ананиашвили намеревалась получить место руководителя балетной труппы Новосибирского театра оперы и балета. И даже сделала несколько оправдательных заявлений для СМИ, поясняя, что искусство и политика – вещи несовместимые. Но из-за преждевременного разглашения конфиденциальной информации была «наказана» — получила отказ от руководства театра. А Вашадзе остался за пределами активной политики.

Кипение страстей долгое время пытались скрыть от общества в «Европейской Грузии». Эта партия сформировалась после неудачных для тогда еще «Единого национального движения»парламентских выборов 2016 года. Партию экс-президента Саакашвили покинул основной костяк ее лидеров, который в начале 2017 года провел съезд и сформировал новую партию под названием «Европейская Грузия». Правда, несмотря на «внушительный состав» руководящего звена, эта партия так и не сумела «завоевать сердца» избирателей и на выборах 2020 года получила лишь 5 мандатов. Брожение в «Европейской Грузии» выплеснулось наружу несколько дней назад. Партию покинул один из ее активных членов – Зураб Чиаберашвили. За ним об отставке с поста генсека партии заявил Гиги Угулава. В мае аналогичный шаг обещает сделать Давид Бакрадзе. А по информации СМИ, за ними последуют также Леван Тархнишвили и Отар Кахидзе.

Протекающие в оппозиционной среде процессы грузинские аналитики объясняют несколькими факторами, среди которых выделяют влияние экс-президента Михаила Саакашвили, недовольство спонсоров оппозиционных партий теми результатами, которые они выложили на выборах, и стремление каждой, даже самой мелкой партии или политической фигуры играть роль лидера.

По мнению грузинского эксперта Заала Анджапаридзе, распад, который произошел в партии «Гирчи», был связан как с личностными факторами, так и с явным желанием одной части лидеров войти в парламент на своих условиях, по которым они сейчас ведут торги с правящей «Грузинской мечтой».

«Процессы, протекающие в «Европейской Грузии», намного серьезнее. В партии, которая еще до выборов объявила себя «центром притяжения», итоги выборов не могли не вызвать распрей, и лидеры начали обвинять в провале друг друга. Думаю, что руку к этому делу приложил и Михаил Саакашвили. Он человек мстительный и не мог простить бывшим соратникам, что когда-то они отошли от него и создали собственную партию. Все эти годы Саакашвили вел подрывную деятельность против «Европейской Грузии», и ему удалось увести в свою сторону Угулава, Бакрадзе и некоторых других лидеров этой партии», — пояснил Заал Анджапаридзе.

По его словам, вторая причина распада в «Европейской Грузии» кроется в том, что у этой партии (как и у других партий) были свои спонсоры, которые вложили немалые средства в ее предвыборную кампанию, а после выборов потребовали отчета из-за показанных «Европейской Грузией» плачевных результатов.

«Часть лидеров почувствовала, что партия начинает выдыхаться, и решила вовремя уйти. А сейчас «Европейская Грузия» пытается создать новую коалицию с «Лело» и «Стратегией Агмашенебели». Думаю, что этот альянс будет позиционировать себя как прозападная сила. Но внутри такого объединения останутся противоречия, потому что каждая из трех партий стремится и будет продолжать стремиться играть роль первой скрипки. Поэтому насколько долговечным будет такое объединение, сказать трудно», — отметил эксперт.

По его же определению, процессы, которые протекают в оппозиции, можно охарактеризовать как броуновское движение, настолько они хаотичны и беспорядочны. А в итоге таких процессов многие мелкие партии спустя некоторое время просто изживут себя и исчезнут с политической арены.

Единственным, кто выйдет окрепшим из этой борьбы, по предположению Заала Анджапаридзе, будет «Национальное движение», которое сегодня  «со злорадством» наблюдает за уничтожением отпочковавшейся от него «Европейской Грузии».

По оценке эксперта, из всей оппозиции только «Национальное движение» показало политическую устойчивость, сохранило свой электорат и осталось единственным значимым оппозиционным игроком, что и проявилось на выборах 2020 года, где партия набрала более 27% голосов. А те мелкие партии, которые сгруппировались вокруг «Национального движения», в глазах общества ассоциируются с его сателлитами и находятся под его влиянием и давлением.

«Колебания отмечались и в «Национальном движении». Но все признаки мелкого диссидентства здесь были быстро погашены. Может быть, кто-то и вынашивает свое «особое мнение», но сегодня явных признаков диссидентства в этой партии не видно. А внутрипартийные разногласия не носят критического характера», — отметил Заал Анджапаридзе.

Что касается обещаний лидеров правящей «Грузинской мечты» окончательно стереть партию экс-президента Саакашвили «Национальное движение» с политической арены, такие заявления, по мнению эксперта, вредят самой «Грузинской мечте».

По его словам, такую возможность «Грузинская мечта» имела еще в 2013 году, но тогда Запад не позволил ей осуществить этот план. А в дальнейшем и сама «Грузинская мечта»отказалась от уничтожения политического противника, так как иметь спарринг-партнером «Национальное движение» ей оказалось очень выгодно.

«Если остальные оппозиционные партии не займут своих мест в парламенте и «Грузинской мечте» не удастся довести число депутатов до 113 (кворум, необходимый для принятия поправок в Конституцию), то парламентские выборы 2024 года пройдут с 5% избирательным барьером. А преодолеть этот барьер сумеют только две партии – «Грузинская мечта» и «Национальное движение». В результате в стране сохранится двухполюсная система, что выгодно обоим основным политическим игрокам», — пояснил эксперт.

Между тем, грузинская система правосудия предприняла еще один шаг в сторону «восстановленния справедливости». Тбилисский городской суд 16 февраля вынес решение о заключении под стражу председателя «Национального движения» Никанора Мелия. Ранее парламент Грузии по ходатайству прокуратуры лишил его депутатского мандата. Политик обвиняется в организации штурма парламента Грузии во время событий 20-21 июня 2019 года (так называемой ночи Гаврилова). Ранее он был освобожден под залог с обязательством ношения специального браслета и уплаты суммы залога, но несколько недель назад публично сорвал с руки браслет и заявил, что залог платить не собирается и что арестовать его никто не посмеет. В ответ  на такие «дерзкие» заявления политика правоохранительные органы и правосудие задействовали собственные рычаги и решили применить к Мелия более жесткую меру пресечения.

Решение суда вновь объединило распавшуюся было грузинскую оппозицию, которая единогласно выразила солидарность «Национальному движению» и нынешнему лидеру этой партии – Мелия.

«Сегодняшнее решение правительства «Грузинской мечты» об аресте председателя «Единого национального движения»Ники Мелия говорит о драматической эскалации политических репрессий… В то время как страна еще оккупирована Россией, примечательно и символично, что Нику Мелия обвинили в сфабрикованном деле, связанном с акцией 20 июня 2019 года. А до этого «Грузинская мечта»пригласила депутата Российской Думы, коммуниста Сергея Гаврилова председателем сессии в парламент Грузии», — говорится в совместном заявлении, которое подписали 20 оппозиционных партий и 2 покинувших после выборов свои партии политика (Елена Хоштария и Шалва Шавгулидзе – соответственно бывшие члены «Европейской Грузии» и «Свободных демократов»).

Пока проходило заседание суда, сам Ника Мелия и поддерживающие его лидеры всех оппозиционных партий находились в офисе «Национального движения» и остались здесь на всю ночь, дабы не позволить полиции привести решение суда в исполнение. Представители правоохранительных органов предприняли попытку войти в офис главной оппозиционной партии, но встретили сопротивление собравшихся там оппозиционных политиков и отступили.

Оппозиция ожидает, что правительство Грузии применит силу и арестует не одного Мелия, а многих собравшихся в офисе «Национального движения» своих оппонентов и тем самым в очередной раз дискредитирует себя в глазах мирового сообщества. А грузинские эксперты не исключают, что события вокруг ареста Ники Мелия будут использованы оппозицией как повод для организации очередной революции.

Хачидзе Ирина