Кто может стать следующим президентом Армении?

Кандидатура Гагика Арутюняна выглядит весьма и весьма подходящей

Чем ближе весна 2018 года, когда Армения полностью перейдет на парламентскую форму правления, тем активнее обсуждают СМИ возможные будущие кадровые расклады во власти.В том числе и вопрос о том, кто может стать президентом страны. И хотя по новой Конституции роль президента, избираемого на 7 лет парламентом, не идет ни в какое сравнение с прерогативами действующего главы государства, этот вопрос продолжает будоражить умы наблюдателей. В этом контексте уже не впервые в качестве вероятного главы государства называется имя нынешнего председателя Конституционного суда Гагика Арутюняна. В качестве главного аргумента в пользу подобной версии напоминается, что в будущем году Арутюняну исполнится 70 лет — предельный для руководителя КС возраст. К тому же Арутюнян — беспартийный, что является обязательным условием для избрания на президентский пост. Действительно, кандидатура Гагика Арутюняна выглядит весьма и весьма подходящей, но, конечно, совсем не потому, что видного юриста и политика надо будет «пристраивать» на новую работу после его ухода с поста председателя КС. На самом деле в пользу такого решения говорит множество других, более серьезных обстоятельств.

Гагик Арутюнян прошел очень насыщенный, интересный жизненный путь. Он родился в селе Гехашен близ Еревана, окончил экономический факультет, а затем и аспирантуру Ереванского госуниверситета, где впоследствии преподавал. Пунктом, подобного которому найдешь в те годы не в каждой биографии, была годичная научная стажировка в Белградском университете. С 1982 года, когда Арутюнян стал лектором ЦК Компартии Армении, его карьера пошла ввысь стремительными темпами. За пять лет он дорос до весьма видной должности заведующего социально-экономическим отделом ЦК, затем в 1990 году был избран депутатом, а вскоре — заместителем председателя Верховного Совета республики. В этот период в стране сменилась власть — еще будучи частью Советского Союза, Армения перестала быть советской республикой. Лидер ставшего правящей силой Армянского общенационального движения (АОД) Левон Тер-Петросян, избранный сперва председателем ВС, а затем и первым президентом Армении, пошел на выборы в связке с Гагиком Арутюняном в качестве вице-президента. Тогда многие посчитали, что делается это для того, чтобы показать массам, что новая власть не намерена «воевать с прошлым», в том числе — и с видными представителями партийной номенклатуры. Более того, стало ясно, что Тер-Петросян намерен активно сотрудничать с теми из них, кого считал опытными и знающими профессионалами. Не случайно он назначил Арутюняна главой правительства, и на этом посту будущий председатель КС работал в очень трудный для жизни блокированной страны период — с ноября 1991 по июль 1992 г., когда в Армению перестал поступать газ, остановились все заводы и фабрики, встала железная дорога, а в Нагорном Карабахе развернулись ожесточенные бои.

Разумеется, в адрес Гагика Арутюняна высказывалось немало критических замечаний, но Тер-Петросян отвечал недовольным: Арутюнян — серьезная политическая фигура, он мог бы спокойно пребывать на посту вице-президента, но его согласие занять пост премьер-министра в столь нелегкое время свидетельствует о высоком чувстве ответственности этого незаурядного деятеля и гражданина. В 1996 году, после упразднения должности вице-президента, Арутюнян был назначен на пост председателя Конституционного суда и здесь, можно сказать, нашел себя. Он защитил докторскую диссертацию по теме «Конституционный суд в системе государственной власти (сравнительный анализ)» и, надо сказать, в отличие от многих других высокопоставленных чиновников, действительно стал очень серьезным специалистом международного уровня в сфере своей деятельности. Достаточно сказать, что Гагик Арутюнян является автором более 120 научных трудов, трактующих непростые вопросы государственного управления и демократизации общества в контексте конституционного права и конституционного правосудия. Совсем не случайно он был назван в 2009 году лауреатом высшей юридической премии «Фемида» в номинации «Содружество независимых государств».

При всем том не следует думать, что должность председателя КС стала для Арутюняна этакой почетной синекурой. В Армении, где до последнего времени по результатам любых выборов с удручающей последовательностью возникали серьезные коллизии, сохранять объективный подход к действиям власти и оппозиции, оставаясь в поле права, — задача достаточно сложная. Главным испытанием для Арутюняна и всего состава КС стали события, последовавшие после президентских выборов в начале 2008 года, когда первый глава государства Левон Тер-Петросян решил вернуться в активную политику и вступил в соперничество с Сержем Саргсяном — тогдашним премьер-министром и, как утверждали, ставленником второго президента Роберта Кочаряна. Центральная избирательная комиссия объявила о победе Саргсяна, но оппозиция с этим не смирилась. Начались массовые акции протеста, собиравшие по 60−80 тысяч человек. В конечном итоге палаточный лагерь сторонников Тер-Петросяна на площади Свободы перед столичной Оперой был разогнан силой, в Ереване начались столкновения силовиков с митингующими, в ходе которых погибли, по официальным данным, 10 человек. Напомним, Серж Саргсян еще официально не вступил в должность, президентом пока оставался Роберт Кочарян.

Левон Тер-Петросян подал иск в КС, требуя аннулировать результаты выборов. Массовые протесты продолжались. О сложившейся в стране ситуации вице-посол США в Ереване Джозеф Пеннингтон информировал Госдеп. Позже эта его депеша была рассекречена сайтом Wikileaks. В депеше сказано, будто один из членов КС, Валерий Погосян, обратился в американское посольство с просьбой организовать срочную «конспиративную встречу», в ходе которой он «с мрачным видом» рассказал, что формально еще пребывающий на посту президента Роберт Кочарян принял решение любым способом добиться от КС решения не в пользу оппозиции. С этой целью на всех судей оказывается жесткое давление. И, не будь угроз со стороны президентской администрации, «почти все члены суда приняли бы решение в пользу Левона Тер-Петросяна». Неизвестно, насколько верно отражает сложившуюся на тот момент ситуацию данный доклад американского дипломата, но факт состоит в том, что КС оставил в силе решение ЦИК по итогам голосования. Одновременно суд постановил направить в прокуратуру все представленные оппозицией материалы о нарушениях, признал факт неравного и предвзятого освещения агиткампании в местных СМИ, в первую очередь, — государственных. А самое главное, — суд констатировал, что в стране существует недоверие к процессу выборов, в связи с чем необходимо провести глубокую реформу избирательных процедур. Об этом в стране впервые было сказано вслух, да еще со столь высокой трибуны.

Не стоит и говорить, что такой вердикт вызвал недовольство как оппозиции, так и властей предержащих. Однако симптоматично, что рекомендация КС была впоследствии принята к исполнению, когда в Армении начался процесс подготовки новой Конституции, согласно которой страна трансформировалась в парламентскую республику. При этом существенной частью новаций стал новый Избирательный кодекс. А специальную комиссию, которая готовила новый Основной закон, возглавил именно Гагик Арутюнян. В одном из своих интервью председатель КС указал, что на постсоветском пространстве «деформации основополагающих конституционных ценностей в общественной практике многих переходных стран приобретают системный и углубляющийся характер». При этом, по его мнению, «наибольшей опасностью является не то, что достижения в сфере конституционной демократии скромны и несозвучны вызовам времени. Еще опаснее, когда основополагающие конституционные ценности в общественной практике, деформируясь, постепенно подвергаются мутации и начинают воспроизводиться как воспринимающиеся обществом реалии. Это уже общественный метастаз, который также свидетельствует о явной недостаточности общественной иммунной системы». Панацеей от столь опасного явления Арутюнян считает «действенную систему конституционного надзора и контроля, считая главной задачей всех органов государственной власти в рамках своих компетенций внесение реального вклада в гарантирование верховенства Конституции». В этом контексте основу конституционных решений должны составлять «правовое государство, народовластие, верховенство права, достоинство человека, свобода, конституционная демократия, разделение властей, общественное согласие, равенство, толерантность, плюрализм, солидарность и другие общепризнанные ценности в их органическом единстве».

Столь обширная цитата приведена нами не случайно. Она раскрывает фундаментальные подходы видного юриста к проблемам государственного строительства в целом. И очевидно, что именно на этих ценностях будет основываться деятельность Гагика Арутюняна, если он действительно будет избран парламентом главой государства. Другое дело, что еще в процессе подготовки новой Конституции Арутюнян как-то заметил, что президент, функции которого станут в основном представительскими, «будет выполнять больше роль арбитра, нежели политической фигуры». (Заметим, что эти слова были произнесены задолго до того, как стала обсуждаться возможность выдвижения главы КС на должность главы государства.) И в этой связи представляется, что именно Арутюняну, более чем кому бы то ни было, подходит «роль арбитра». Почтенный седовласый джентльмен, один вид которого внушает если не благоговение, то уж точно — уважение (немаловажно, кстати, для имиджа страны за рубежом!), ровный характер, рассудительность, умение примирять различные точки зрения и способствовать выработке компромисса — это именно те качества, которые должны характеризовать будущего «формального» президента. Кроме того, что весьма и весьма немаловажно, имя Гагика Арутюняна никогда не муссировалось в каком-либо отрицательном, скандальном, коррупционном контексте. В настоящее время в Армении подобных деятелей, увы, очень и очень немного, а среди ведущих представителей политической элиты — так и вовсе, пожалуй, нет.

Все это, разумеется, вовсе не означает, что вопрос о выдвижении Гагика Арутюняна на президентский пост решен. Нет, поскольку до весны будущего года очень многое еще может измениться. Да и вообще, как говорится, тот, кого прочат в преемники Папы Римского, никогда понтификом не становится. Однако если это все же произойдет, то можно будет с уверенностью говорить: не место красит человека, а человек — место. Гагик Арутюнян — это именно та фигура, которая полностью соответствует глубинному смыслу поговорки. И, наконец, нельзя полностью сбрасывать со счетов и то обстоятельство, что биография Гагика Арутюняна более чем соответствует известной шутке советских времен об Анастасе Микояне, длительная и насыщенная политическая карьера которого, как известно, уложилась в большой и очень сложный исторический период «от Ильича до Ильича…» Председателю Конституционного суда тоже удалось успешно обойти явные и неочевидные рифы, мели и водовороты бурной политики переходного периода. В течение последних тридцати лет такое удалось сделать, по-видимому, только ему и еще одному значительному государственному деятелю — президенту Сержу Саргсяну. Быть может, их совпадение в данном аспекте не простая случайность, а свидетельство наличия схожих неординарных деловых и психологических качеств? Если так, то кандидатура Гагика Арутюняна, надо думать, будет рассматриваться со всей серьезностью.

Армен Ханбабян, 20 июля 2017,

Источник — regnum.ru