Международный Кавказский медиафорум — день второй

1media-analit-rus14 ноября в Тбилиси прошёл второй — заключительный день работы Международного Кавказского медиафорума «МИР В ЭПОХУ ПОТРЯСЕНИЙ: КТО УСТОИТ?», кульминацией которого стало вручение  сертификатов молодым журналистам, принявшим активное участие в учебных тренингах и мастер — классах. Центральные темы второго дня Медиафорума были посвящены обсуждению острых проблем Южного Кавказа и России, а также — профессиональным вопросам развития независимой журналистики.

Приветствуя участников и почетных гостей, директор политологического центра «Север —  Юг» Юлия Якушева предложила  почтить минутой молчания память жертв теракта, прошедшего накануне в Париже. По её словам, она убеждена, что состоявшийся теракт во много раз увеличит количество вопросов к спикерам проходящего Медиаформума, расширив, таким образом, спектр повестки дня. «Вчерашний день медиафорума был очень интересным и сложным одновременно, ведь его доклады затрагивали серьезные катаклизмы и процессы в мире. Несмотря на трагические события, наш форум продолжается, проходит по расписанию, я приглашаю первого сегодняшнего спикера, блогера Владислава Шурыгина провести учебный блок с молодыми участниками. Тема очень жизненная — это «Гражданская журналистика и социальные сети», — отметила Юлия Якушева.

Тренинг с военным публицистом, заместителем главного редактора  газеты «Завтра», блогером Владиславом  Шурыгиным прошёл в форме оживленной дискуссии, изначально предложенной ее организатором. После краткого автобиографического экскурса популярный блогер раскрыл все плюсы и минусы современных социальных сетей. Владислав Шурыгин: «Многие сегодня утверждают, что не существует независимой журналистики, но это не так. Просто в таком случае у  самого журналиста ни хлеба, ни  масла на нем не будет! И следует запомнить, что вам вообще никто ничего не должен! Но независимым журналистом быть хорошо, перо можно оттачивать свое…

Прежде чем начать наш тренинг, хочу познакомить вас с моей персоной, чем я занимался до того, как открыл для себя социальные сети. Я — военный корреспондент, посвятивший себя анализу современных военных конфликтов.С 1991 по 2003 год более ста двадцати раз выезжал в качестве корреспондента в ряд «горячих точек» — в Карабах, Южную Осетию, Приднестровье, Абхазию,  Сербию, Чечню, Ирак. Точного количества командировок, если честно, не подсчитывал, просто знаю, что в начале 2000 годов их перевалило за сто. Наша жизнь не давала нам спокойных лет, каждый год что-то происходило и происходит сейчас. С июня 2000 года я — заместитель главного редактора газеты «Завтра».

Социальные сети для меня открылись со знаменитого «Живого Журнала», это были 2000 годы, и вот с тех пор я там. Фирменного рецепта — как  стать звездой в сетях — у меня нет, я никогда не отслеживал свой успех.Да, бывает, друзья звонят и рассказывают — у тебя, мол, такой рубеж преодолен!..

Давайте я вам буду рассказывать сейчас какие — то вещи, а вы не стесняйтесь меня перебивать и задавать вопросы. Самое интересное — ведь когда ты и говоришь, и попутно отвечаешь. Поднимите руку те, у кого есть хотя бы один аккаунт в социальной сети, и у кого его нет. А у кого их этих сетей, аккаунтов несколько. Кто сегодня утром успел отписаться в социальную сеть о трагическом событии, сделал перепост?

Много рук поднято, и как я вижу, лица все молодые. Собственно говоря, главный вывод вы уже сделали сами! Сегодня социальные сети стали как — бы «второй сигнальной системой», в некоторой степени их можно приравнять к СМИ. Многие страны и политики чувствуют себя в связи с этим неуютно и пытаются надеть «намордник» на социальные сети, или вести определенные ограничения. И у нас, в России, если у блогера количество подписчиков превышает определенный уровень, его сразу же пытаются приравнять к СМИ и заставляют регистрироваться.  Но социальные сети тем и прекрасны, что все это не работает. Знаете, закрыть их или ограничить можно только одним единственным способом — отключением Интернета или электричества.

Если серьезно  поразмышлять, что же все – таки социальные сети представляют, можно ли их сегодня в полной мере назвать средствами массовой информации? Я думаю, что это не совсем правильно. Дело в том, что СМИ жестко структурированы, сформирована их политика. Здесь этого нет.

Расскажу вам о своем первом топе, сделал я его, как ни странно, не о России. Все в ы помните страшное наводнение в Новом Орлеане, так получилось, что информации о нем было очень мало, хотя, казалось бы, время социальных сетей уже наступило. Мой друг, находившийся в то время там и чудом уцелевший, позвонил мне и целый вечер рассказывал  обо всех своих переживаниях, о том, как все происходило. Я был сам так впечатлен его словами, что сделал в своем ЖЖ небольшой пересказ. Через три дня я проснулся «тысячником». Для меня тогда это было так странно, я совершенно не ожидал, что меня будут читать люди из разных стран, даже из Австралии.

Этим фактом я  хочу подчеркнуть замечательное свойство социальных сетей — что они совершенно не имеют границ. Обычно, когда выходит новость в сети, ты не ищешь первоисточник, за тем редким исключением, когда тебе просто интересно докопаться до самого начала. Возможно, ты ее читаешь уже в тридцатой интерпретации. Сегодня мне уже достаточно трудно «вести» две сети, времени катастрофически не хватает. Я также понимаю, что Фейсбук стал более оперативен  с профессиональной точки зрения.

Социальные сети —  прекрасное средство «прощупать» настроения общества, это одно из их особенностей. В определенном смысле, они отняли «корм» у наших социологических служб. Когда ты читаешь соцопросы, когда видишь, как «взрослые дяди» выдают серьезные цифры, становится смешно. Ведь для полной картины вполне достаточно посмотреть обычный топ новостей — и сразу все становится предельно ясно.

Социальные сети любую новость позволяют сделать мгновенной. То, над чем СМИ думают и подбирают свою интерпретацию, да и вообще — размышляют, насколько новость укладывается в идеологию газеты,  одобрит или забракует публикацию хозяин … социальные сети над этим не заморачиваются.

Конечно, это не значит, что в них совсем  нет своей цензуры или внутренней цензуры. Совершенно очевидно также, что социальные сети отличаются от новостных агентств тем, что почти каждая новость или информация  в соцсети подается с максимально эмоциональным напряжением.  Эмоциональный окрас чаще всего является тем «крючком», на который «клюет» читатель. Вот вы пишите, к примеру, «ах, эти сволочи такое устроили!» – и сразу налетает целая стая наших читателей.

Но в этом случае мы также прекрасно понимаем, что одной из главных проблем соцсетей является то, что называется внутренней цензурой. Те, кто постарше, прекрасно помнят, что в советское время в каждой редакции сидел дядя в отдельном кабинете, и у него был длинный список того, что можно публиковать, а что — нет. Сегодня цензура переместилась внутрь каждого из нас. К сожалению, эта цензура гораздо более жестокая, чем та, что была в СССР. Если раньше цензора пытались как — то обходить – со смехом, или со злостью, то сегодня все отлично знают — написать что-то, что не входит в контент редакции, в принципе,  можно. Но потом ты станешь гордым независимым свободным журналистом! Масло с хлебом уйдет и ты никому не нужен…

Так что, этот внутренний цензор – одна из главных «палок в колесах», которая здорово ограничивает не только социальные сети, но и СМИ в целом».

Активное участие в работе медиафорума приняла украинский политик, общественный деятель и экс-мэр города Рава-Русская Ирина Верещук. В первый день форума госпожа Ирина Верещук «отметилась» в интерактивной панели на тему «Репортажная журналистика, специфика жанра» (на примере репортажной серии «Уроки украинского»). А на второй день, после дискуссий и дебатов, украинский политик дала интервью ГРУЗИНФОРМ.

Ирина Верещук: «Как вы понимаете, мне нечему учить представителей СМИ, я, собственно, не журналист, я — политик с Запада Украины, работала мэром города  Рава – Русская, что расположен на самой границе с Польшей. Но вот рассказать могу о многом, ведь я активно занимаюсь реформой децентрализации власти.

Вчера меня буквально поразило то, насколько грузинские журналисты осведомлены о наших проблемах, мне казалось — Украина настолько далека от вас!.. А вы оказались, как говорится,  «в теме». Очень много вопросов на дискуссии касались вашего бывшего президента Михаила Саакашвили, который сейчас у нас в исполнительной власти работает. Говорили  и о геополитических процессах – почему Украина не может помириться с Россией и как это сказывается на самих украинцах, как Европа смотрит на нас. Понравился вопрос о том, как Западная Украина собирается защищать свои территории в экономическом плане, ведь сейчас у нас проходит  децентрализация власти и все деньги выкачиваются из территорий «наверх» — в центр.

Был задан и вопрос — как мы собираемся вообще поднимать экономику после войны и есть ли возможность реинтеграции Донбасса. Готовы ли люди работать с Донбассом на условиях, которые были до войны? Подчеркну, что я остаюсь осторожным оптимистом, понимая, что имеются экономические показатели, данные статистики, социологии, из которых видно, что почти по всем показателям мы проигрываем. Проигрываем даже тем странам, которые показывали лучший прирост ВВП после развала СССР.

И я все — таки  надеюсь, Украина останется «безблоковой». Я против того, чтобы мы вступали в НАТО только потому, что имеется какая — то угроза. Угроза будет всегда, но посмотрите, что произошло  вчера во Франции! Тот факт, что европейская страна не спасает себя от терактов, о многом говорит.  Где был НАТО в тот момент, почему не предотвратил трагедию!? Ведь на президента страны покушались, а что говорить о простом народе?!

Так что, я прекрасно понимаю, что «спасение утопающих — дело рук самих утопающих». Нам действительно придется держать удар глобализации, мы ведь — на стыке цивилизаций. Украина, да и вы тоже входите в состав Византийской цивилизации, мы — православные. Нам важно понимать, что мы не можем перенимать иную модель только потому, что она где — то там работает. Нам надо свои модели искать и объединяться вместе. Зачем реформы, если люди недовольны, если они не хотят и страдают из-за них?! От таких фрагментарных реформаций  еще хуже становится. Там мы что — то увидели, здесь подсмотрели…. Вот, к примеру, ваша реформа в полиции у нас не прижилась и не работает,  а вроде все красиво, все хорошо. Казалось бы, бери и пользуйся. Простое копирование не дает своего результата. Когда мы поймем, что только интеллект должен спасти мир, что сила и оружие лишь приводят к гибели, но проблемы то остаются!.. Нам  нужен мирный выход.

Корр. ГРУЗИНФОРМ: В чем Украина видит реальные возможности примирения с Россией? Ведь может, и нам ваши советы хоть как — то помогут?

— В моем понимании, Россия — это большая страна со своей территорией, и  следует воспринимать это, как данность, как постулат. Общая протяженность российско-украинской границы составляет более 2000 километров,  любим мы это, хотим или нет – мы не поменяем ситуацию. Нас 45 миллионов, и мы ничего не можем сделать, потому что общество поделено. Да и по сравнению с Россией, Украина – малая страна, с гигантом не побороться, и зачем, давайте лучше налаживать диалог.  Нам просто необходимо выработать  модель мирного сосуществования, и я бы очень хотела, чтобы нам в этом посоветовала и помогла сама Россия. Потому, что ей тоже надо научиться жить в 21 столетии. Она должна понять, что мы соседи, и уже давно изжито такое понятие, как Империя. Пока есть Интернет, ты не сможешь скрыть информацию. Люди и отношения все равно будут развиваться, а под запретом еще интенсивней. Прошли те времена, когда  закрыли железный занавес, и люди черпают новости только из газеты «Правда». Ассимиляция и интеграция продолжится,  хочет того государственная власть или нет. Нам надо научиться не воевать, а говорить, вот только пока ни Россия, ни Украина не готовы к этому. Мы обижены, что у нас аннексировали Крым. Принуждение к миру это не выход. Но обратитесь к мировой истории и вы увидите, что все войны всегда заканчивались за столом переговоров. И это уже дело дипломатов: чем быстрее они возьмутся за него, тем лучше всем нам.  Можно говорить на одном языке и не понимать друг друга, а можно успешно договариваться на равных. Вот и получается, что мы соседи, а между собой дом не можем поделить, и это ужасно

Круглый стол «Великая Отечественная Война и этика журналиста» модератора, главного редактора газеты «Грузия и мир» Ираклия Тодуа собрал не только молодых, начинающих специалистов, но и людей, гораздо, старше. Почетными гостями дискуссии стали ветераны ВОВ, а  участниками – директор политологического центра «Север – Юг» Юлия Якушева, директор НП «Кавказское сотрудничество» Николай Силаев, политический обозреватель ВГТРК Кирилл Привалов, ассоциированный профессор Кавказского международного университета Гигла Гобечия и председатель международного общества «Сталин» Григол Ониани.

Как подчеркнул в своей вступительной речи главный редактор газеты «Грузия и мир», организатор медиафорума Ираклий Тодуа, «В обществе происходит отмена и переоценка ценностей и попытка трансформировать Великую победу,  уровнять фашистскую Германию и Советский Союз. Не останавливает людей без нравственных тормозов и тот факт, что участники и очевидцы этой  победы еще живы. Особенно плачевная ситуация наблюдается среди молодежи, поскольку в учебниках часто встречаются искаженные исторические факты. Да, мы празднуем редкие юбилейные даты, отмечаем победу. Может, и  пресса на них реагирует, но и там не обходится без конфузов. Вот, допустим, пишем и говорим о победе. А о главнокомандующем- или ничего, или только плохое! Его обрисовывают каким — то « диким людоедом», но если наши предки находились под его пятой 30 лет, если они ему во всем рабски повиновались, как получилось, что эти самые люди  одержали величайшую победу, о которой мы все знаем? Рабы не побеждают, как вы понимаете. «Рабами» можно назвать тех европейских правителей, кто за несколько недель и месяцев  сдавали Гитлеру собственные страны. На фоне этих фальсификаций очень важна роль медиа. Кто, если не наши братья по перу, предоставляют этим проходимцам,  старающимся  переписать историю,  — пищу и трибуну? В европейском праве имеется допустимо уголовное преследование за отрицание геноцида и холокоста. Я думаю, что уголовное преследование тех, кто посягает на наши святыни, вводить не следует, но определенные внутримедийные стандартыдолжны существовать. Неужели непонятно, что и без Ленд – лиза, результат был бы тот же, учитывая запас прочности советского народа  и его героизм. Разве, что днем позже. Медиа должны выполнять роль определенного фильтра, не допуская надругательства над общими святынями, которыми следует гордиться. Героизм определенных личностей, который на самом деле должен вызывать восхищение,нередко представлен в искаженном виде. И этим грешат  во многих изданиях. Я говорю сейчас о  моральном фильтре, но никак не о запрете свободы слова. Наши предки прожили очень сложную, героическую, интересную жизнь. Так получилось, что после геополитической катастрофы, той страны уже нет, но она была, и память о ней никуда не делась. Мы распались на независимые государства, но это никому не позволяет издеваться над прошлым людей, которые себя позиционировали как советские люди и с гордой головой шли на подвиги. Уцелеть в которых у них не было ни малейшего шанса, и они об этом прекрасно знали. Так что я буду вам очень признателен, коллеги, если мы сегодня будем говорить на эту тему. Выскажем свое мнение — как стоит реагировать не только на нарушение журналистской этики, но и попирание элементарных нравственных норм. Как – то  я был свидетелем того, как в присутствии ветерана войны один мой «коллега» вел разговор, о том, что каратели и советский солдат  — это одно и тоже,  одна беда и палка о двух концов. Мне тогда было очень сложно воздержаться от не совсем парламентских выражений, в конце концов, я так и сделал. Но это не помогло, он продолжил тиражировать свою мысль на другой трибуне.  Надеюсь, что мы сможем все вместе выработатьмеханизмы установления определенных стандартов этики.

Как известно, организаторами медиафорума были внесены в этом году некоторые нововведения. Одним из них стали параллельные встречи, когда на разных площадках одновременно проходили различные мероприятия. Одни из них предназначались студентам, молодым журналистам,  другие – состоялись «за закрытыми дверями». Главные редакторы и спикеры обсуждали редакционные дела, свою собственную «кухню». Деловой завтрак с главным редактором газеты « Комсомольская правда» и ланч с директором радиостанции «Говорит Москва» Владимиром Мамонтовы были запланированы в заключительный день медиафорума. Ну, а позднее, во второй половине дня прошли уже открытые встречи с широкой общественностью. Это и дискуссионная панель «Есть ли будущее у журналистики» с главным редактором газеты «Комсомольская правда» Владимиром Сунгоркиным, и встреча с хэдлайнером «Personagrata» «Мир в эпоху потрясений: Кто устоит», интервью – тренинг с директором независимого научного центра «Институт Ближнего Востока», востоковедом Евгением Сатановским.

Как и первый день форума, корреспондент ГРУЗИНФОРМ Диана Шерешашвили побеседовала с его участниками.

Эммануил Мкртчян, генеральный директор ИА «АрмИнфо»: «Я — старый журналист, в СМИ уже тридцать лет. Тренинги здесь, на медиафоруме, к сожалению, не проводил, но в дискуссиях принимал участие. Очень интересными для меня стали так называемые закрытые встречи, вчера прошла беседа с заместителем директора Института мировой экономики и международных отношений Алексеем Кузнецовым, сейчас же завершился деловой завтрак с главным редактором газеты «Комсомольская правда» Владимиром Сунгоркиным, которого я буквально завалил вопросами.

Самое интересное, что там было – как работает «Комсомольская правда», это ведь феномен сумасшедших тиражей и количеств ежедневных IP — адресов, и так далее. Нас все это интересует, несмотря на то, что мы — маленькая страна. Конечно, надеяться на такое миллионное количество тиражей и заходов на сайт нам не приходится, но технология — то везде одна. И сейчас все мы находимся в поисках оптимального варианта развития своих медиа структур — обо всем этом, и многом другом и шла речь.

«Комсомольская правда» — она универсальная, но есть моменты, с которыми я, как старый журналист, не могу согласиться. Но как бизнесмен и менеджер с определенным уровнем того же западного образования, я, безусловно, согласен.

Сейчас в «Комсомолке» во всю идет бурный процесс продвижения материалов, поиска интересных историй, заголовков, все это оперативно ставится на сайт. Для них важно не только расширять, но и самое главное, удерживать огромную целевую аудиторию. Там бизнес поставлен выше классической журналистики, к которой мы привыкли за долгие советские и отчасти  постсоветские годы. И когда редактора «Комсомолки» спросили — с каким сегментом он работает, он даже засмеялся и я понял, что ему это — без разницы… Нет такого понятия у него, как сегмент, просто чем больше — тем лучше! Словом, у нас с ним разные подходы  к журналистике, для них — главное, чтобы деньги шли.

Корр. ГРУЗИНФОРМ: Так потому деньги и идут, что газета — интересная!

—  Смотря для кого… Я её, например, не читаю — она мне совершенно не интересна. Я — не есть целевая аудитория «Комсомольской правды».  Что касается нас, мы — классическое информационное агентство, которое имеет своих клиентов, покупающих нашу информацию. И это процентов 70 доходов нашего агентства. Мы — старое агентство, были созданы в 1991 году, когда еще существовал СССР — на волне кооперативного движения. Все эти 25 лет живем исключительно за свой счет.

Корр. ГРУЗИНФОРМ: Жили беспроблемно, хотя раньше ведь многие СМИ вынуждены были закрыться?

— Что вы, в прошлом это были еще «цветочки», гораздо труднее сейчас! На самом деле, все серьезно, очень много вызовов. И главные вызовы для нас — это не развитие Интернета — чем больше он будет развиваться, тем лучше для нас. Потому, что в отличие от «Комсомолки», я работаю на конкретном сегменте. Мой сегмент – это люди, которые принимают решение, я, как бизнесмен, обязан в первую очередь работать на бизнес. А утонуть ты можешь потому, что сейчас очень мощно развиваются, в том числе — и в Армении, интернет – агентства. Они получают совершенно сумасшедшие деньги от заказчиков – околовластных и олигархических структур, которые через эти сайты сбрасывают самую интересную и «жгучую» информацию.

Я вам приведу один пример, не знаю, будете вы о нем писать, или нет. От меня люди уходят на эти сайты, на более высокую зарплату, но при этом не оформляются на работу. Деньги им выдают в конвертах,  нет ни контрактов, ни трудовых договоров. Они и не нужны, ведь подобные сайты, находясь под мощным прикрытием, не платят налоги, а официально числится там парочка человек. Если бы я не был честным налогоплательщиком, я бы тоже мог увеличить оплату моим сотрудникам. Так сегодня обстоит ситуация, с моей точки зрения, в медиа Армении.

Алексей Кузнецов, заместитель директора  Института мировой экономики и международных отношений им. Е Примакова, член – корреспондент Российской академии наук.

Корр. ГРУЗИНФОРМ: Как, по вашему мнению, обстоят дела в современной журналистике — неужели столь плачевно, что впору задаваться вопросом: кто устоит?

— Давайте на двух аспектах остановимся более подробно. Первое  — конечно, журналистика, нужна, ведь это мостик между политиками, экспертным сообществом и публикой, не говоря уже о просто новостном обеспечении населения. К сожалению, проблема есть. Не у всех, но у значительной части журналистов  — проблема в  профессионализме, точнее — его отсутствии. Например, эксперты не очень любят некоторых журналистов потому, что последние перевирают все так, что потом, в принципе, своих слов не узнаешь!..

Корр. ГРУЗИНФОРМ: Вы имеете в виду традиционные, или электронные СМИ?

— Да любые! Это зависит от уровня изданий. В любом сегменте есть хорошее издание, которое тоже допускает ошибки, но это просто так называемые рабочие  моменты. У меня, к примеру, бывали интервью, вот с Центрального канала приезжает стажер и при этом путает Великобританию с Нидерландами.  Ставится вопрос о британских миграциях, вроде  все нормально…. Но в  ходе раскрытия темы выясняется, что говорит-то он о городе Роттердаме! Вот до таких абсурдов, бывает, дело доходит. Поэтому проблемы есть. В результате ведь материал  идет потом «под нож», потрачено  зря его время и мое, как эксперта.

Присутствует сейчас и проблема чрезмерной пропаганды, и этим грешат и отечественные, и зарубежные СМИ. Я регулярно изучаю экономику Европы,  читаю немецкие авторитетные издания. Господа, изящнее надо вести пропаганду, и не «вешать лапшу» такими кусками!

Так что, первый аспект — если информационная функция журналистики будет профессиональной, она никогда не отомрет. Эта ее  функция природой определена. А есть второй момент, вот то, что мы здесь, на форуме  наблюдаем – журналистика как посредник. Все прекрасно понимают, что на политическом уровне  диалог между Россией и Грузией, по понятным причинам, имеет очень «низкий потолок». И в ближайшие месяцы вряд ли что то изменится. А ведь при этом есть куча других форматов, которые позволяют развивать на низовом уровне контакты гуманитарного характера, на самом деле далеко выходящие за гуманитарную  сферу.  И среди этих форматов, на мой взгляд, наиболее продуктивны два – это медиафорумы журналистов и научные конференции экспертных сообществ.

Первые, в конечном счете, все равно доносят до своих читателей, слушателей, аудитории информацию. А вторые — серьезные эксперты — участвуют в разработке политических и экономических рекомендаций. Соответственно, договорившись на уровне экспертного сообщества России, Грузии, Армении, Азербайджана они имеют больше шансов дать такие рекомендации своим руководителям, которые будут работать.

У всего есть свои плюсы и минусы. Понятно, что сегодня основную часть новостей мы, и я — в частности, черпаю из Интернета. Но с другой стороны, летишь, бывает, в самолете и с удовольствием раскрываешь бумажную газету. Хотя можно было бы и в «айпад» что — то закачать. Я не специалист в издательском деле, и мне трудно судить.

Еще один момент. Что я наблюдаю: те, кто учился и становился специалистом в «бумажную эру», лучше ориентируются в Интернете. Они ценят информацию, для них она не откуда — то с неба взята,  а ее собирал и писал  конкретный человек. Ужас в том, что выросшие на Интернете молодые ребята вообще не понимают — откуда взялся материал в сети. Тем, кому за 30 лет, Интернет открывает большие возможности. В свободном доступе сейчас вся статистика, появились разные точки зрения, множество аналитических материалов серьезных институтов, которые тоже вынуждены подстраиваться под интернет — пространство. Что будет дальше — не знаю, это, скорее всего, задача тех, кто еще помнит, что такое бумага. Им учить молодежь и объяснять, что Интернет — не больше, чем канал связи.

Международный Кавказский медиафорум «МИР В ЭПОХУ ПОТРЯСЕНИЙ: КТО УСТОИТ?» завершился торжественной церемонией вручения молодым слушателям сертификатов. Одним из лейтмотивов Форума стало, помимо основной его темы, единение СМИ. Очень важно, чтобы и государственная, и частная, печатная и электронная пресса строго придерживались общих этических принципов и сплачивались на их основе.

Подготовила Диана Шерешашвили
ГРУЗИНФОРМ

წყარო/Source: http://pcsu.ru/ru.saqinform.ge/index.php?option=com_content&view=article&id=25437:—l——r—-&catid=37:interviu1&Itemid=396#ixzz3rkb9i9oM