Нефть вновь будет по $40, но доллара по 70 уже не будет

Нефть вновь будет по $40, но доллара по 70 уже не будет

После завершения действия соглашения стран ОПЕК и вне ОПЕК о сокращении нефтедобычи цена на нефть опустится до $40 за баррель. Такого мнения придерживаются в министерстве финансов России.

Как отметил замминистра финансов Владимир Колычев, снижение цены до такого уровня произойдет в первом квартале 2018 года, то есть после окончания действия соглашения.

По его словам, Минэкономразвития РФ, скорее всего, обновит свой макроэкономический прогноз после того, как состоялось продление соглашения стран ОПЕК и вне ОПЕК о сокращении добычи нефти. «Старый прогноз, на котором мы строили поправки в бюджет 2017 года, у него предпосылка была такая, что соглашение продлевается до июня, а дальше, так как никаких решений не было, то предполагалось, что оно закончится. Так как сейчас ситуация поменялась, то логично, если Минэкономразвития свой прогноз поменяет», — пояснил замминистра.

Помимо этого, он заметил, что Минфин констатирует постепенное снижение зависимости курса рубля от цен на нефть. «Если посмотрим на зависимость динамики курса и динамики цен на нефть с февраля, когда мы начали эти операции (закупки валюты на дополнительные нефтегазовые доходы — прим. ред.), то увидим, что корреляция довольно сильно изменилась и снизилась», — поведал Колычев.

При этом он уточнил, что это связано в том числе с тем, что операции ведомства все-таки привели к тому, что зависимость курса рубля от нефтяных цен постепенно снижается. «Это процесс небыстрый, но мы приходим к этой цели», — указал замминистра.

Кроме того, он рассказал, что по итогам года Минфин ожидает небольшой отток капитала. «В прошлом году у нас был отток порядка 1,8% ВВП. Я думаю, что интервал от 1% до 1,5% ВВП выглядит самым ожидаемым», — сказал Колычев.

В то же время он обратил внимание на то, что для того, чтобы отток капитала в России был на нулевом уровне, интенсивность притока, которая наблюдалась с начала года, должна сохраняться на этом уровне. «Есть аргументы и «за», и «против» этого, риски в финансовой глобальной системе и политические риски в разных развитых странах. Они могут и не располагать к тому, чтобы интенсивность такого притока сохранить», — заключил заместитель министра.

В беседе с корреспондентом «Вестника Кавказа» советник по макроэкономике генерального директора брокерского дома «Открытие-брокер» Сергей Хестанов в первую очередь отметил, что Минфин, прогнозируя падение нефтяных цен до $40 за баррель, в том числе исходит из того, что рано или поздно соглашение стран ОПЕК и вне ОПЕК о сокращении нефтедобычи может быть нарушено.

При этом он напомнил об аналогичной сделке ОПЕК, заключенной во время финансового кризиса 2008 года. «Формально она сильно отличалась от нынешней, но имела абсолютно такой же смысл. Она показала, что соглашения, к сожалению, не являются устойчивыми. Дело в том, что спустя какое-то время нашлись страны, пожелавшие это соглашение нарушить, поэтому, как только нарушения стали массовыми, фактически, сделка была отменена. Нынешнее соглашение в этом смысле пока довольно устойчиво. Но опять же, если вдруг какая-то из стран даст слабину, то есть, начнет повышать свои квоты, то все остальные ответят тем же», — пояснил эксперт, добавив, что сейчас трудно спрогнозировать, когда это произойдет, поскольку все зависит не только от экономических, но и от политических факторов.

«Как показывает опыт, чаще всего ценовые картели такого типа все-таки распадаются. А $40 за баррель – это, в общем-то, оценка себестоимости сланцевых производителей. То есть, при падении нефтяных цен ниже $40 за баррель производители сланцевой нефти начнут сокращать добычу. И наоборот, при росте цен они добычу начинают увеличивать. Поэтому цена $40 за баррель смотрится в качестве достаточно хорошей оценки, по крайней мере, в настоящее время. Может быть, она со временем изменится. Но пока, действительно, себестоимость многих сланцевых проектов находится где-то в районе $40», — поведал экономист.

Кроме того, по его словам, сейчас тяжело спрогнозировать, до какой именно отметки может упасть рубль при падении цен на нефть до $40 за баррель. «На курс рубля оказывают влияние не только цены на нефть, но и уровень госрасходов и уровень использования международных резервов. То есть, если пропорционально снижению цен на нефть снизятся госрасходы, то это приведет к тому, что рубль может и не упасть. Но на практике, госрасходы меняются медленно. Даже в начале 2015 года, когда страна столкнулась с сильным падением цен на нефть, за десять месяцев года удалось снизить госрасходы всего на 10%», — сказал эксперт.

«Скорее всего, если нефть упадет ближе к $40 за баррель, то мы увидим доллар где-нибудь в районе 64-69 рублей. Но опять-таки, эти цифры могут поменяться в зависимости от решений по госрасходам и по использованию резервов. Россия обладает достаточно значительными международными резервами. Соответственно, если будет на то политическая воля, эти резервы могут быть использованы. А использование резервов на некоторое время позволяет поддерживать практически любой курс рубля, который будет считать нужным правительство. Вопрос в том, что за это придется заплатить тратой резервов», — обратил внимание советник по макроэкономике генерального директора брокерского дома «Открытие-брокер».

Помимо этого, говоря о зависимости курса рубля от нефтяных цен, он отметил, что она по-прежнему достаточно сильная. «Формально, действительно, в последние годы рубль меньше связан с нефтью, чем это было 3-4 года назад. Но в то же время через наполнение федерального бюджета эта связь достаточно сильная. Поэтому, если нефть упадет и будет достаточно долго оставаться низком уровне, то за этим практически неизбежно последует и снижение курса рубля. Тут нужно четко различать краткосрочную устойчивость и долгосрочную. Для того, чтобы рубль долгосрочно был устойчив к колебаниям цен на нефть, необходимо, чтобы сильно изменилась структура российской экономики, а это в любом случае очень медленный процесс. На это потребуется примерно 15 лет», — объяснил экономист.

Также он уточнил, что частичное снижение зависимости курса рубля от нефтяных цен, произошедшее в последние годы, напрямую связано с ценами на нефть. «Чем нефть дороже, тем, при достаточно постоянном объеме экспорта, доходы федерального бюджета от этого самого экспорта выше и в общем бюджете они составляют более высокую долю. И наоборот, когда цены на нефть падают, то при достаточно постоянных объемах вклад поступления от экспорта в бюджет снижается, и  доля нефтяных доходов в бюджете автоматически падает, поскольку остальные доходы от уровня цен зависят слабо. Это довольно естественный процесс: чем нефть дороже, тем зависимость рубля от нефти больше и наоборот», — заключил Сергей Хестанов.