Новая глава истории. Москва, Тель-Авив, Анкара и Тегеран могут оказаться в одном альянсе

На Ближнем Востоке пишется новая глава смешанной истории

Ближний Восток считается одним из самых сложных регионов мира. С момента его новой перекомпоновки в нынешних пока еще признаваемых мировым сообществом границах прошло уже более века, однако следующие друг за другом кризисы продолжают дестабилизировать ситуацию.

Там, как считает директор Французского центра разведывательных исследований Ален Родье, понятие времени не такое, как на Западе, а любая борьба оказывается долгой, независимо от ее причин и направленности. Иногда кажется, что крупные конфликты никак не связаны между собой. Но при более внимательном взгляде они оказываются элементами одной мозаики. Бывает и наоборот: только изучив весь пазл, можно выйти на определение характера того или иного фрагмента. Часто кажется, что текущая политика творит историю, но бывает и так, что история творит современную политику. Не случайно востоковеды утверждают, что в этом регионе мира «история никогда не заканчивается, а все время совершается».

Подобные мысли приходят в голову при попытке проанализировать итоги первого зарубежного турне президента США Дональда Трампа, в ходе которого он посетил Саудовскую Аравию и Израиль. До того он дал Пентагону 30 дней на обдумывание новой ближневосточной стратегии, которая должна включать в себя и организацию борьбы с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Министр обороны США Джеймс Мэттис представил Трампу соответствующий план. Но, по оценке западного издания Lobelog, американских президент на Ближнем Востоке «установил крайне низкую планку», обозначая Саудовскую Аравию и Израиль в качестве важнейших союзников США и противопоставляя их Ирану. Трамп обвинил Тегеран в «поддержке мирового терроризма», тогда как об ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) выражался «туманными формулировками», связал с ним «такие группировки, как ХАМАС и «Хезболла», не видя важных различий между националистическими боевыми отрядами и теми, кто просто пытается посеять хаос».

Если прямой военный конфликт между Саудовской Аравией и Ираном маловероятен, то он вполне возможен в варианте прокси-войн в Сирии и Йемене. Это может дать повод Вашингтону разорвать соглашение с Тегераном по ядерной программе. При этом, похоже, ближневосточная стратегия Трампа не предусматривает открытого широкого вмешательства в военные действия в Сирии. В то же время за сирийским кризисом внимательно следит Израиль, опасающийся сохранения логистического сообщения Ирана с «Хезболлой» в Ливане через Сирию. Пока Израиль занимает крайне жесткую позицию в отношении Тегерана, упреждая возможность появления «Хезболлы» непосредственно у своих границ на юге Сирии.

Политика Вашингтона, Москвы и Дамаска, да и самого Тегерана на этом направлении зависит от множества переменных факторов. Нельзя исключать, что в процессе формирования в Сирии зон деэскалации, одна из которых находится на юге, «Хезболлы» и иранских боевых частей там не окажется. Теоретически это может означать совпадение на определенном этапе иранских, российских и израильских интересов в Сирии в целом и в отношении президента Башара Асада в частности. Как пишет в этой связи Bloomberg, «Израиль не против этой идеи, но хочет, чтобы «честный брокер» США присматривал за ее выполнением». По словам директора израильского Центра стратегических исследований Бегина-Садата Эфраима Карша, «Израиль будет договариваться о том, чтобы Асад не восстанавливал контроль над районом Голан, создав фактическую буферную зону, которая позволит Ирану и «Хезболле» держаться на расстоянии». И далее: «Израиль не думает, что он может вытеснить Иран из Сирии. Если они хотят быть в Алеппо, пусть будут там. Израиль просто не хочет, чтобы Иран был на границе».

Так начинают писаться первые страницы в книге современной политики в регионе. Более того, на днях турецкая газета Yeni Çağ выступила с сенсационными заявлениями, ссылаясь на «осведомленные» источники: «Теперь, когда позиция США понятна, Турция должна делать все необходимое для обеспечения своей безопасности, идя на любой риск. США, совершенно очевидно, нацелены на создание единого независимого Курдистана в рамках определенного процесса по оси Сирия — Ирак — Турция. Для этого нужно применять планы противодействия. Территориальную целостность Сирии должна защитить Турция! Стратегическая цель США — федеральная Сирия. При этом интересы Турции — это унитарная Сирия. Обеспечение территориальной целостности Сирии должно быть стратегической целью Турции, что можно обеспечить только при доминировании дамасского правительства по всей стране. Распутать большую игру США Турция может только в сотрудничестве с Асадом. И только в этом случае она сможет получить поддержку России».

Добавим, что не только России, но и Ирана. Таким образом, после турне Трампа на Ближнем Востоке начинает формироваться новый геополитический пасьянс, который не вписывается в американскую стратегию. Анкара, Москва, Тегеран и Тель-Авив могут оказаться в одном лагере, который реально повлияет на будущее договоренностей по сирийскому урегулированию. При подобном ходе событий Вашингтон и Эр-Рияд способны оказаться в одиночестве на Ближнем Востоке. То есть вроде бы все как обычно, формируется новый тактический альянс, который в будущем может развалиться. Но определившийся ход событий можно отнести к разряду серьезных вызовов для США.

Станислав Тарасов, 25 мая 2017,

Источник — regnum.ru