Предвыборная Армения: народ недоволен, но на улицы не выходит

23 марта в Ереване похоронили Артура Саркисяна, известного общественности как “доставщик еды”. Его смерть вызвала широкий общественный резонанс и привела к акциям протеста в Ереване

. Свой отпечаток на это трагическое событие наложила и идущая в стране предвыборная кампания. И естественно, что некоторые политические силы захотели использовать общественное недовольство действиями властей в отношении Артура Саркисяна в своих интересах.

“Доставшик еды”

Артур Саркисян получил известность в ходе июльских событий (http://press-unity.com/stati/8333.html) в Ереване, когда, подвергая опасности свою жизнь, протаранил на своей машине полицейский кордон и сумел доставить еду захватившей здание полицейской части вооруженной группе «Сасна црер» («Сасунские безумцы», одно из названий армянского эпоса «Давид Сасунский»). Именно поэтому в народе его прозвали “доставшик хлеба”.

После того, как группа сдалась, Саркисяну было предъявлено обвинение в пособничестве вооруженной группе. В конце декабря Саркисян был освобожден под подписку о невыезде в связи с состоянием здоровья. Но 9 февраля он был вновь помещен под стражу из-за того, что не явился в следственный орган 3 февраля. Саркисян и его представители утверждали, что они заблаговременно известили органы о том, что он не сможет явиться в указанный день, и попросили поменять дату.

С 10 февраля Саркисян начал голодовку, требуя изменить ему меру пресечения наказания с учетом серьезных заболеваний, которые несовместимы с тюремными условиями. Учитывая общественное недовольство столь жесткими мерами в отношении тяжело больного человека, а также ходатайства большой группы депутатов из оппозиционных фракций, после 25-дневной голодовки Саркисян был выпущен 6 марта из уголовно-исполнительного учреждения “Больница для заключенных’. Однако состояние его здоровья резко ухудшилось, 16 марта он был вновь доставлен в больницу, где скончался после операции по причине «сердечно-легочной недостаточности».

Учитывая обстоятельства смерти Саркисяна, Следственным комитетом было возбуждено уголовное дело по части 2-й статьи 130-й (Неисполнение или ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей лицами, осуществляющими медицинскую помощь и медицинское обслуживание, повлекшие по неосторожности смерть пациента или заражение его вирусом иммунодефицита человека) Уголовного кодекса Армении.

Акции протеста

Смерть “доставщика еды” вызвала бурю общественного возмущения. Соцсети были полны возмущенными статусами пользователей, которые обвиняли власти в том, что Саркисян умер именно в результате их действий.

С ними были солидарны почти все невластные политические силы, участвовавшие в выборах, выступившие с критикой властей.  И представители правящей Республиканской партии Армении, (РПА), были вынуждены призвать не политизировать ситуацию вокруг кончины Саркисяна.

В центре Еревана прошли и несколько акций протеста, координатором которых являлся сын радикального оппозиционера, осужденного за организацию массовых беспорядков Шанта Арутюняна, Шаген. В день смерти Саркисяна и в последующие дни прошли митинги, шествия, в ходе которых неоднократно были стычки с полицейскими и попытки перекрывать улицы.

Шаген Арутюнян в ходе митингов озвучил требования протестующих – похоронить Саркисяна в военном пантеоне «Ераблур», наказать всех прямо или косвенно виновных в его смерти, а также смены власти в стране.

Нет критической массы

При этом надо заметить, что, несмотря на массовое возмущение в соцсетях, в самих акциях протеста на улицах участвовало очень малое число людей. В шествиях участвовало максимум несколько сотен человек.

Комментируя данный парадокс, один из ведущих армянских экспертов, директор Института Кавказа Александр Искандарян отметил, что в Армении есть широкое социальное недовольство, разочарование всей политической системой. И есть люди, которые готовы участвовать в уличных акциях протеста по любому поводу (протесты против пенсионной реформы, повышения цен на электроэнергию, в связи с захватом полицейской части), и именно эти люди сейчас и вышли на акции протеста.

Однако этих людей мало, и нет политической силы, которая могла бы организовать сейчас массовые акции протеста. Именно поэтому акции протеста не смогут повлиять кардинально на ситуацию в стране. «Для того, чтобы реальность перед выборами перевернуть, должны стоять 200 тысяч человек, 100 тысяч человек…Даже в максимуме, когда были собственно «Сасна Црер» (захват полка ППС), а это был гораздо более серьезный повод, чем гибель господина Саркисяна сейчас, количество людей, стоявших в «Сари тахе» измерялось тысячами», — заявил Искандарян.

Что касается правящей РПА, которую общественность винит в смерти “доставщика еды”, то, по мнению эксперта, данное трагическое события не повлияет на количество голосов партии на выборах. Так как РПА в предвыборной кампании делает ставку на совсем другие методы (избирательная ставка, административный ресурс и т.д.). «Способ привлечения избирателей к урнам у республиканцев совсем не идеологический… Людей, которые поддерживают «святые идеи» республиканцев, не существует за отсутствием этих самых «святых идей», — заметил он с иронией.

Отсутствие у политических сил потенциала для массовых акций протеста видно и на примере другого резонансного дела последних дней – ареста экс-министра обороны Нагорно-Карабахской Республики Самвела Бабаяна в рамках уголовного дела по факту контрабанды ПЗРК «Игла».

Сам Бабаян был связан с блоком «Оганян-Раффи-Осканян». И, согласно муссируемым в армянских СМИ слухам, по инициативе и при активной поддержке экс-министра блок готовился к массовым акциям протеста после выборов.

Судя по всему, «Оганян-Раффи-Осканян» не собирается на данный момент устраивать акции протеста и намерен сконцентрироваться на предвыборной агитации. Альянс «Оганян-Раффи-Осканян» продолжает работать в естественном режиме. «На провокации мы не поддадимся. Наши структуры, кандидаты в депутаты и сторонники продолжат работать с утроенным энтузиазмом», — говорится в заявлении блока.

Однако надо заметить, что все последние случаи демонстрируют тревожную тенденцию – усиление радикальных настроений у части оппозиционных сил на фоне разочарования большей части общества властями и оппозицией. И у части оппозиции все более и более укореняется мысль, что законными способами добиться смены власти в стране не добиться. И что самое тревожное для властей — судя по реакции общества на июльские события прошлого года, у существенной части общественности подобные насильственные методы политической борьбы с властями находят поддержку.

А ведь согласно предварительным прогнозам, несмотря на сильнейшее недовольство общества социально-экономической ситуацией и неспособностью властей решить стоящие перед страной проблемы, победу на выборах одержит правящая партия и связанные с ней политические силы. Что еще больше усилит разочарование в обществе и существующие негативные тенденции в политической системе.

Если конечно властям не удастся после выборов провести обещанные реформы и хоть немного улучшить социально-экономическую ситуацию в стране.

Айк Халатян