Президенту Грузии продлят срок?

Президенту Грузии продлят срок?

В Грузии парламентское большинство планирует продлить срок полномочий президента до шести лет. Таким образом, президент, избранный в 2018 году, сохранит свой пост на шесть лет.

Напомним, согласно конституционным поправкам, в 2018 году глава государства в последний раз будет избран прямым всеобщим голосованием, а в 2023 году 300 голосующих и парламент должны будут решить, кто станет следующим президентом.

«Существует версия, не лучше ли, чтобы выборы были в 2023 году, и продление со своей стороны является проблемой», — заявил представитель парламентского большинства Мамука Мдинарадзе. «А также рассматривается версия, не лучше ли продлить срок полномочия президента, что со своей стороны тоже является определенной проблемой», — цитирует его Грузия Online. «Я убежден, мы примем правильное решение», — отметил парламентарий.

В свою очередь, в партии «Единое национальное движение» заявляют, что это решение приняли после того, как побывали в Венеции, причем так, что до того ни о чем подобном не говорили. «У кого возникла идея избрания президента на шестилетний срок, никому не ведомо», — указал Ника Мелия. «Но когда она появилась? После того, как они поехали в Венецию, в Берлин. Объездили всю страну, убеждали все оппозиционные партии, что это самый лучший проект Конституции, и вдруг мы получили то, о чем даже они сами ни говорили», — обратил внимание он.

Руководитель Центра глобальных исследований Нана Девдариани в беседе с корреспондентом «Вестника Кавказа» призналась, что затрудняется найти логическое объяснение этой инициативе. «Во-первых, возможно, это связано с увеличением срока полномочий омбудсмена Грузии с 5 до 6 лет. Во-вторых, может, таким образом правящая партия стремится продемонстрировать, что при урезании полномочий главы государства они добавили ему срок», — пояснила она.

Комментируя реформу, согласно которой президент с выборов 2023-2024 года будет избираться не населением, а парламентом, эксперт напомнила, что в парламентских республиках в чистом виде, как правило, именно высший орган законодательной власти выбирает президента. «А у нас получается какая-то странная смешанная, несбалансированная система», — уточнила руководитель Центра глобальных исследований.

Однако, по ее словам, в обществе вызывает обеспокоенность и тот факт, что правящая команда крайне недовольна действующим президентом, которого они сами же и изначально представили, так что не исключено, что реформа связана лично с Георгием Маргвелашвили.

Политолог Георгий Нодия заявил о наличии у «Грузинской мечты» двух противоречащих друг другу мотивов. «С одной стороны, они хотят урезать полномочия президента и не хотят, чтобы президент был избран прямым голосованием, поскольку это может помешать их монополии на власть, если президент окажется независимой фигурой. С другой стороны, их критикует Венецианская комиссия, в том числе и за тенденцию ослабить президента, что приведет к более высокому уровню монополии власти», — поведал он.

Правящей партии, по словам эксперта, хочется одновременно и выглядеть демократами, и ослабить президентскую власть. «С их точки зрения, увеличение срока полномочий президента выглядит как усиление этого института власти, так что у них появляется подобие алиби. На самом деле, если президент не будет иметь полномочий, то срок его пребывания на посту главы государства, будь то четыре года или шесть лет, реального значения не имеет», — подчеркнул политолог.

Говоря об отмене прямых всенародных выборах главы государства, Нодия признал, что если опираться только на теорию конституционализма, то во многих демократических странах есть президенты, которые являются чисто церемониальными фигурами, и авторы реформы могут сказать, что они сторонники более последовательной парламентской системы.

Однако, по его словам, если исходить из грузинских реалий и политического опыта последней четверти века, в Грузии всегда возникает доминантная политическая сила, берущая большинство в парламенте. «Слабый уровень независимость судов, слабая муниципальная власть приводят к тому, что некому уравновешивать власть. В этих условиях существование прямым голосованием избранного и относительно сильного президента дает некоторый шанс на какой-то уровень политического баланса, но именно этого «Грузинская мечта» не хочет. Мне кажется, что в условиях Грузии было бы лучше сохранить президента, который избирается прямым голосованием и имеет несколько больше полномочий чем чисто церемониальный президент», — заключил Георгий Нодия.