Прикладная экология: какие задачи стоят перед Казахстаном?

Эксперты обсудили аспекты, на которые стоит обратить повышенное внимание для того, чтобы сформировать в стране комфортную и устойчивую экологическую среду

 У всех стран и народов издавна существует представление о необходимости бережного отношения к природе. Долгое время основные практические задачи экологии сводились именно к охране окружающей среды. Но этого сегодня уже недостаточно. Деградация природы стала превращаться в угрозу для мирового сообщества. «В последние, как минимум, два года фиксируется рост значимости экологической проблематики в общем массиве общественно-политического дискурса, — подчеркнула главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при Президенте Республики Казахстан Леся Каратаева. — Прошлый год продемонстрировал беспрецедентный рост гражданской активности и масштабных экологических протестов. Пусковым механизмом стала публикация подготовленного Международной группой экспертов по изменению климата Специального доклада о глобальном потеплении на 1,5˚C. Авторы доклада обращают внимание на то, что времени на «раскачку» уже не осталось. Экологической катастрофы удастся избежать, только в том случае, если к 2030 году уровень выбросов в атмосферу двуокиси углерода (CO2) сократится на 45%, по сравнению с показателем 2010 года, а к 2050 году и вовсе будет сведен к нулю. Таким образом, никаких других приемлемых альтернатив переходу к «зеленой» экономике у нас нет».

Эксперт заявила об этом на состоявшемся в режиме онлайн заседании экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Экология как новая политика: перспективы сотрудничества в области защиты окружающей среды на Евразийском пространстве». Известные казахстанские специалисты, выступившие на данном мероприятии, уверены, что Казахстану необходимо совершить переход к модели экологически

устойчивого развития, которая в долгосрочной перспективе обеспечит эффективное

использование природного капитала страны и одновременно устранит влияние экологических угроз на здоровье человека.

«Озеленение» экономики и охрана окружающей среды, озвученные в сентябрьском Послании Президента Касым-Жомарта Токаева народу Казахстана, явились одним из семи принципов, на которых должен базироваться экономический курс страны. Кроме того, экология и защита биоразнообразия стали одним из одинадцати направлений Послания. По вопросам экологии и защиты биоразнообразия Глава государства поставил следующие задачи:

— парламенту необходимо до конца 2020 года принять новый Экологический кодекс;

— приступить к реализации мер по улучшению экологической ситуации;

— утвердить долгосрочные планы по сохранению и рациональному использованию биологического разнообразия;

— в течение пяти лет посадить более 2 млрд. деревьев в лесном фонде и 15 млн — в населенных пунктах;

— законодательно защитить национальные парки, ужесточить уголовное и административное преследование граждан, совершающих правонарушения в этой сфере;

— уделять должное внимание экологическому воспитанию подрастающего поколения;

— экологическую акцию Birge – taza Qazaqstan проводить на систематической основе;

— активно развивать культуру экологического туризма;

— разработать пакет предложений по «зеленому росту»;

— разработать законопроект «О защите животных»;

— обратить пристальное внимание на рыбную отрасль;

— а также на технологически устаревшие системы орошения, остающиеся серьезным барьером: потери воды достигают 40%.

«Плюс в том, что в Казахстане обращают внимание на проблемы, — отметил руководитель аналитической группы «Кипр» Ерлан Смайлов. Задачи государства выполняются – ставятся регуляторные и административные ограничения, соответствующие контролирующие органы оказывают конструктивное давление на компании или на население, заставляя соблюдать экологические нормы. В этом направлении ведется и дальнейшая работа. Это было четко обозначено в сентябрьском Послании Президента Казахстана. Уже сегодня мы видим, что такое регуляторное давление заставляет компании больше инвестировать в экологические мероприятия. Это аспект улучшения качества окружающей среды с точки зрения антропогенного промышленного воздействия. Согласно оценке Министерства экологии, геологии и природных ресурсов РК, в 2019 году недропользователями было инвестировано 174 млрд. тенге в улучшение экологичности технологий. Например, Жезказганский медеплавильный завод корпорации «Казахмыс» ввел новый серно-кислотный цех, что позволит сократить вредные выбросы в три раза».

 В Казахстане только формируется научная школа экологического туризма. Думаю, что она будет развиваться, в том числе благодаря реализации госпрограммы, которая идет сейчас. Уже казахстанские национальные парки начали формировать свою инфраструктуру.

Однако, как показывает научный анализ, в Казахстане формирование декларированной «зеленой» экономики в полной мере не реализовалось из-за множественных проблем. «За последние 10 лет ВВП страны увеличился в 4,6 раза, а рост промышленности в 2,9 раз в основном за счет увеличения экспорта нефти, полезных ископаемых, объемов промышленного производства, — отметила директор Научно-исследовательского института проблем экологии Казахского Национального университета им. аль-Фараби, представитель Ассоциации экологических организаций Казахстана Айжан Скакова. —

В это же время доля расходов Казахстана на защиту окружающей среды за этот же период выросла с 0,35% до 0,6% ВВП. В то время как экологической программой ООН рекомендованный уровень финансирования должен быть не менее 2% от ВВП страны».

Институт, которым руководит госпожа Скакова, проводил исследования по возобновляемым источникам энергии. В результате были отмечены медленные достижения поставленных задач. По мнению международных экспертов, развитие и внедрение принципов использования возобновляемых источников энергии в Казахстане сдерживается следующими факторами: высокие субсидии на традиционные источники энергии, низкие цены на электроэнергию, ограниченная нормативно-правовая база. В результате доля возобновляемых источников энергии в производстве электроэнергии в Казахстане остается ниже запланированных показателей.

«Некоторые проблемы также связаны с развитием устойчивого эффективного органического сельского хозяйства, — рассказала Айжан Скакова. — Известно, что Казахстан имеет большие агровозможности, значительные земельные и природные ресурсы. Но в стране отсутствует стандартизация и сертификация системы управления. Хотя есть несколько действующих международных органов, которые разрабатывают такие системы. В Казахстане также реализуется программа модернизации систем переработки твердых бытовых отходов. Но здесь также слабо развиты вопросы, связанные с нормативно-правовой базой. Управление водными ресурсами – еще одна из самых масштабных проблем. Имеется недостаточное стимулирование сбережения воды в разных секторах, особенно в сельском хозяйстве, где потери достигают существенных процентов. В наличии устаревшая инфраструктура управления водными ресурсами из-за недостаточного инвестирования. Отсутствует достойная информационная база по водным объектам».

Сосредоточив внимание на существующих препонах, которые не позволяют в полной мере и своевременно реализовать существующие государственные концепции и программы, в результате чего большинство целевых показателей «зеленой» экономики не реализуются недостаточно эффективно, эксперты призвали последовательно устранить все проблемы. Одним из инструментов решения проблем, по мнению госпожи Скаковой, могло бы быть утверждение национального проекта «Экология» по примеру соседней России с адекватным финансированием из бюджета.

 По мнению руководителя ОЮЛ «Интернет ассоциация Казахстана» Шавката Сабирова, проблема экологии весьма принципиальна, учитывая, что одним из ключевых глобальных трендов развития помимо нее является цифровизация. «Процесс цифровизации добрался до отечественной энергетики, — напомнил он. — Цифровизация не только оказывает влияние на оптимизацию бизнес-процессов и снижение издержек, но и обеспечивает повышение надежности энергосистем. То есть будет меньше аварийности, техногенных катастроф, следовательно, и для экологии снижаются угрозы».

 Экономический обозреватель Сергей Домнин рассказал, что в Казахстане в проекты «зеленой» энергетики часто входят электроэнергетические компании, которые в основном связаны с угольной генерацией. Например, недавно премьер-министр Аскар Мамин был в ветропарке «Астана Expo-2017», который построен Центрально-Азиатской электроэнергетической корпорацией (ЦАЭК). Есть в периметре проектов и казахстанские коммунальные системы с «зеленой» генерацией, которых немало.

«Некоторые проекты довольно конкурентны даже без тех условий поддержки, которые им предоставляет правительство, — убежден эксперт. — В частности, в ноябре прошлого года на аукционе победил проект ВЭС в Туркестанской области в поселке Шаульдер. Объект получил тариф 12,5 тенге за кВт. Угольная энергия Экибастузской ГРЭС сейчас стоит 5,6 тенге за кВт. Что касается перспектив, то в Казахстане есть такая организация, как Международный финансовый центр «Астана» (МФЦА). Центр много критикуют за неэффективность, но с другой стороны, одно из направлений его деятельности – «зеленое» развитие. В нынешнем году МФЦА договорился с ЕБРР о совместных проектах. Вполне возможно, что, двигаясь на этой «зеленой» волне, деньги пойдут в Казахстан по льготным ставкам».

Однако, есть и сдерживающие моменты. «В Казахстане экономика такая, что большую часть генерации, если не ошибаюсь, около 40% потребляют 30-35 крупных энергоемких предприятий. Соответственно перейти на «зеленые» источники энергии одномоментно не получится, это длинный путь, на котором не нужно спешить. С учетом наших особенностей, богатства углем и другими полезными ископаемыми, потенциала развития атомной энергии, со временем увеличится разнообразие источников электроэнергии. Одни доступны, другие дешевы, третьи экологичны. И в каждом конкретном случае необходимо выбирать ключевое преимущество того или иного топлива с учетом местных особенностей», — пояснил господин Домнин.

 Главный научный сотрудник КИСИ госпожа Каратаева считает, что Казахстану необходима рревизия концептуального видения вопроса и адаптация нормативно-правовой базы к современным требованиям и возможностям. В этом году «Концепции о переходе РК к зеленой экономике» исполнилось уже 7 лет. А за этот период произошли серьезные изменения — ООН были приняты Цели устойчивого развития, начался переход к новому технологическому укладу, появилось понятие Индустрии 4.0 и т.д.

Кроме того, необходим пересмотр принципов хозяйственной деятельности. «Сама идея перехода к «зеленой» экономике ни у кого сопротивления не вызывает, однако, вопросы возникают на уровне практик, — заявила она. — Многие предприятия не готовы к изменению технологического процесса. С другой стороны, сам по себе факт замены действующих технологий на более экологически чистые, к ожидаемым изменениям не приведет. Для этого следует изменить принципы хозяйственной деятельности».

Одним из позитивных результатов работы в этом направлении в Казахстане эксперт называет внедрение стратегической экологической оценки. Ранее экологическая составляющая при разработке различных программ, дорожных карт и т.д. не учитывалась, результаты воздействия на окружающую среду можно было увидеть уже в процессе реализации программы или после ее завершения. Новые подходы имеют превентивный характер. Для любых программ, разрабатываемых в рамках землепользования, сельского хозяйства, водного хозяйства, лесоводства, рыболовства, транспорта, промышленности, энергетики, туризма проведение стратегической экологической оценки обязательно.

Наконец, требуется формирование действительно экологического мышления у населения. «Приведу в пример жителей Германии, которые, при выборе места работы или жительства, учитывают расстояние между этими двумя точками, для того, чтобы можно было добираться на велосипеде или самокате, — сказала госпожа Каратаева. — Казахстанцы же в случае необходимости выбора между «экономически выгодно» и «экологически выгодно», чаще выбирают первое. В качестве примера приведу проведенный во время карантина масштабный эксперимент по выявлению доли автотранспорта в общем массиве загрязнителей атмосферы. Так, в Алматы в результате ограничений на передвижение автотранспорта произошло 60-кратное сокращение концентрации фенола. Сократилось также и содержание в атмосфере оксида азота и диоксида азота. Однако, снятие ограничений на передвижение граждан, показало, что даже наглядные результаты экспериментальных замеров не мотивируют наше население к отказу от личного автотранспорта».

Юлия Майская