Проблема Европы не беженцы, а кризис идентичности

5415caa39a2720bd8705be831c35d394

Иммиграция надолго останется главной темой в европейской политике. Она была в центре кампании по проведению референдума в Великобритании, она же будет доминировать на выборах  в Германии и Франции в следующем году. Летом 2015 года Ангела Меркель предсказала, что миграция и предоставление убежища «будут гораздо больше беспокоить Европу, чем финансовые вопросы». Год спустя нет никаких сомнений в том, что она была права.

Проблема миграции сформировала политический дискурс в Европе. С одной стороны, либеральные интернационалисты, руководствующиеся фундаментальным принципом о предоставлении убежища или мечтой о мире без границ; с другой стороны — ксенофобы заборостроители, которые рассматривают миграцию как современную версию варварских нашествий, угрожающую культуре и цивилизации. Последнее, увы, как правило, господствуют.

В ходе таких дискуссий не только искажается настоящее, но и переписывается прошлое. Создатели онлайн-видео фантазируют на тему Европы «до» и «после» миграции. Период «до» представлен сценами 1950-х годов, аккуратными улицами, магазинами и парками, по которым прогуливается и играет белое население. Период «после» изображается толпами мужчин, нападающих на женщин, выступающих против полиции и выкрикивающих «Аллах Акбар».

Главным нарративом фанатиков служит то,  что наш европейский мир рушится под натиском масс мигрантов из тех культур, с которыми мы не можем смешиваться. Во Франции, теория под названием «Большая замена» распространилась среди правых и крайне правых. Согласно теории, в результате иммиграции основная часть населения страны будет замещена неевропейскими чужаками, что в свою очередь разрушит идентичность страны. Отголоски этой теории можно услышать и в обществе ПЕГИДА в Германии. Полное название организации «Патриотические европейцы против исламизации Запада».

Крайне сложно развенчать эти мифы. Ненависть и ярость перевешивают рациональные подходы, а документально подтвержденные факты не принимаются во внимание.

Европейская история постоянного движения населения и смешения культур игнорируется, не изучается или вообще забыта. Например, часто говорят о том, что арабы и мусульмане появились во Франции, когда стране понадобилась новая рабочая сила после окончания Второй мировой войны, или после того, как Алжир стал независимым в 1962 году. Хотя на самом деле алжирцы живут во Франции по меньшей мере сто лет. Французский историк Бенджамин Стора говорит о том, что реальная проблема иммиграции заключается в «познании другой культуры», причем с обеих сторон.

Кризис беженцев 2015 года  стал зеркалом для европейцев: он заставил их спросить себя, кто они, как они определяют себя и свои действия. 1,3 миллиона человек, которые прибыли на континент в прошлом году составили всего лишь 0,2% от общей численности населения ЕС. С этим можно справиться. Одна только Германия приняла примерно 800 тысяч человек. Это эквивалентно 1% ее собственного населения, и это то же самое количество человек, которое страна приняла в 1992 году, когда люди бежали от войны на Балканах, а этнические немцы покидали бывший Советский Союз.

Кризис 2015 года был вызван не столько беженцами, которые знали, от чего они бегут и куда они хотят попасть, сколько самими европейскими правительствами и обществом, среди которых не все хотели решать возникшую проблему.  На самом деле, это не Европа столкнулась с мигрантским кризисом. Это беженцы  и мигранты столкнулись с кризисом в Европе. И самое ужасное то, что многие из них заплатали за это своей жизнью в Средиземном море.

По данным Организации Объединенных Наций, с начала этого года в Средиземном море погибло рекордное большое число мигрантов — 3800 человек.

Демографы отмечают, что 2014 год стал ключевым в отношении миграции — именно тогда Европа впервые обогнала США по количеству иммигрантов. Около 1,9 млн легальных иммигрантов прибыли в ЕС (население 508 млн) и 1 млн в США (население 319 млн). При этом, европейский коэффициент количества легальных иммигрантов на 1000 жителей стал 3,7%, в то время как в США он составил 3,1%. Это новая реальность, которую многие европейцы до сих пор не признают.

Сегодня Европа становится убежищем для тех, кто стремится к безопасности и лучшей жизни. Мы просто гораздо богаче и стабильнее, чем многие другие страны мира. И наше разнообразие будет расти, но не по сценарию «большой замены». Европа нуждается в иммигрантах, которые могут стать инъекцией молодости и динамичности, если в ближайшие десятилетия ЕС хочет решить свои  проблемы рабочей силы и пенсионные проблемы.

В свое время создание Канады и США стало следствием перемещения людей из далеких стран. Теперь Европа могла бы создать позитивный образ миграции вместо того, чтобы преподносить ее как угрозу.

Источник: http://www.vestikavkaza.ru/analytics/Problema-Evropy-ne-bezhentsy-a-krizis-identichnosti.html