Россия, ЕС и Иран получили возможность выдавить США из Закавказья

После того как Конгресс США одобрил законопроект о новых санкциях в отношении России, Ирана и КНДР, в которых, в частности, прописаны ограничения для российского нефтегазового сектора, в бакинских СМИ была объявлена неделя эйфории, ведь под санкции напрямую подпадает газопровод «Северный поток — 2», соединяющий Россию и Германию через Балтийское море. А также под угрозой оказывается «Турецкий поток», что уже открывает новые возможности для реализации «Южного газового коридора» (ЮГК). К тому же американские санкции нацелены на то, чтобы вывести из энергетической игры не только Россию, но и конкурирующий с азербайджанцами Иран.

О некоторых деталях созданной серьезной интриги в интервью бакинскому порталу haqqin. az поведал аналитик Фонда Джеймстауна Владимир Сокор. Выясняется, что первоначально речь шла о блокировании участия иностранных компаний в реализации восьми энергетических проектов с участием России (там, где ее долевое участие превышает 10%) — «Северный поток — 1», «Cеверный поток — 2», «Голубой поток», «Балтийский LNC», Каспийский трубопровод, «Сахалин-2», «Шах-Дениз» и Южнокавказский трубопровод. Однако последние два проекта напрямую связаны с Азербайджаном. В итоге было решено (через внесение поправок) вывести их из-под санкционного режима. Это первое. Второе. Если бы Москва захотела вытолкнуть американские компании из каких-либо энергетических проектов, ей достаточно было бы довести свою долю до 11%. В окончательном варианте законопроекта о санкциях «степень неприемлемости» была повышена — до 30%. Соответственно, Москве придется, в случае необходимости убрать конкурента из США, повышать свою долю как минимум до 31%. Это напрямую затрагивает Азербайджан, где российский ЛУКОЙЛ контролирует 10% «Шах-Дениза».

Далее. По словам Сокора, Вашингтон не считает опасным для себя конкурентом ЮГК. Прежде всего потому, что объемы прокачек по этому маршруту ожидаются относительно небольшими. И к тому же газ по ЮГК будет поступать в страны, которые не имеют прямого выхода к океану, а значит, им нельзя доставить американский сжиженный газ. Так что азербайджанский газ для южноевропейских стран, за исключением Италии, остается практически вне конкуренции. В этом контексте становится понятным самоуверенный тон выступления в конце июня в Варшаве на азербайджано-польском бизнес-форуме президента Азербайджана Ильхама Алиева. Он тогда заявлял, что «Южный газовый коридор» будто бы «является единственным новым источником поставок газа в Европу». Ранее и министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров на встрече глав МИД стран Вышеградской группы и «Восточного партнерства» подчеркивал, что Баку, «создавая возможности для реализации ЮГК, обязался гарантировать энергобезопасность Европы».

Теперь обозначим политическую составляющую озвученного тренда. Недавно Азербайджан возобновил переговоры с Евросоюзом. Баку никогда не скрывал, что рассматривает свои взаимоотношения с Брюсселем согласно формуле «Нефть и газ в обмен на Карабах». До сих пор ЕС отказывается вносить в политическую преамбулу готовящегося соглашения тезис о сохранении территориальной целостности Азербайджана. Этнический азербайджанец, эксперт из Лондона Мурад Гасанлы констатирует: «В реальном политическом смысле нет явного официального признания Европейским союзом территориальной целостности и суверенитета Азербайджана. О них нет упоминания и в соглашении о партнерстве и сотрудничестве между ЕС и Азербайджаном 1999 года, маловероятно, что новое предлагаемое соглашение будет содержать такие положения».

Но похоже, что Баку рассчитывает на изменение ситуации. Портал The Daily Caller полагает, что Азербайджан позиционирует себя как «прозападное, ориентированное на США государство», полагая, что Вашингтон изменит свое прежнее отношение к урегулированию нагорно-карабахского конфликта, придав ему в формирующихся новых геополитических условиях статус важнейшего стратегического фактора в регионе. Но остается открытым вопрос: сможет ли Баку с помощью «нити Ариадны» найти выход из карабахского лабиринта? Эта ситуация болезненна для любого бизнеса, не говоря уже о том, что ЕС никогда на фактическом уровне не считал Азербайджан своим энергетическим «спасителем», понимая, что санкции США предвещают Закавказью жаркие времена.

Азербайджан в геополитических тисках. С севера — Россия, с юга — Иран, с запада — Армения. Уже только это политизирует проект ЮГК, превращает его в дестабилизирующий. Тем более что предполагаемый объем азербайджанского газа, который планируют направлять в Европу, нельзя сравнивать с ресурсами России и Ирана. По мнению западных экспертов, запасы газового месторождения «Шах-Дениз-2» не столь очевидны, вопреки утверждениям Баку. Поэтому он пытался и пытается найти дополнительную базу, которая могла бы наполнить трубы «Южного газового коридора». Азербайджан обращается с предложениями то к Москве, то к Тегерану, то к Ашхабаду. Если Россия и Иран подпадут под американские санкции, то в этом статусе им нецелесообразно идти навстречу Баку. Что касается Туркмении, то и она вряд станет влезать в опасную региональную интригу, ведь со времени провала проекта «Набукко» в регионе ничего не изменилось. Похоже, что и Турции могут отказать в попытке стать транспортным коридором для чужого газа, оставив за ней лишь роль потребителя.

Вряд ли новая американская администрация этого не понимает. Однако Белый дом действует так, чтобы создать в регионе острую напряженность. На существующие старые споры накладываются новые. Вашингтон с участием Баку затеял в регионе новую сложную игру с трудно просчитываемыми последствиями. Пока ясно одно: Закавказье начинает втягиваться в зону геополитической турбулентности. И это будет менять и отношение к перспективам урегулирования нагорно-карабахского конфликта, который с учетом деградирующей ситуации на Ближнем Востоке становится такой же международной проблемой, как палестинский вопрос, кипрское урегулирование и нарождающаяся курдская государственность. Но вряд ли он будет решен по азербайджанскому сценарию.

Москва, возможно, Брюссель, а также Иран получают возможность провести в регионе операцию по выдавливанию американцев из Закавказья. Как считает турецкий эксперт Эргин Йылдызоглу, на Ближнем Востоке «процесс крушения гегемонии США прошел точку невозврата», теперь очередь за Закавказьем.

Станислав Тарасов

https://regnum.ru/news/polit/2306230.html