Россия и Иран заключили нефтяную сделку

Россия и Иран заключили нефтяную сделку

Сделка между Россией и Ираном «нефть в обмен на товары» ‎заключена, ИРИ ждет имплементации ее российской стороной, сообщает министр нефти Ирана Биджан Намдар Зангане.

«Сделка финализирована, выполняется российской стороной», — заявил он. «С нашей стороны сложностей нет, контракт мы подписали, все скоординировано между сторонами», — добавил Зангане. «Ждем, когда российские нефтяные компании направят танкеры», — приводит слова иранского министра ТАСС.

Ранее глава Минэнерго РФ Александр Новак сообщал, что сотрудничество России и Ирана по программе «нефть в обмен на товары» может начаться уже в 2017 году. В начале марта он заявил, что объем закупок нефти в ИРИ в рамках этой сделки может составить 100 тыс баррелей в сутки, а за год — порядка 5 млн т. В свою очередь, торговый представитель РФ в Иране Андрей Луганский указал, что в рамках этой программы Россия может поставлять Ирану товаров на $45 млрд в год.

Как отметил в беседе с корреспондентом «Вестника Кавказа» научный сотрудник Института востоковедения РАН Станислав Притчин, до сих пор не опубликованы перечни товаров, которые Россия будет поставлять Ирану в обмен на нефть, но можно ожидать, что это будет продукция военного назначения. «Никто из участников переговоров так конкретно и не дал расширенной информации о том, что может быть предметов поставки с российской стороны в обмен на нефть – однако, мы можем говорить, что в условиях снятия санкций возможна поставка технологического оборудования, связанного с ВПК, разумеется, оборонительного характера, ведь санкции, запрещающие продажи Ирану наступательное оружие, по-прежнему действуют, и США за этим очень пристально следят», — сказал он.

Сама по себе активизация российско-иранского сотрудничества, по его оценке, связана с несколькими факторами. «Во-первых, это успешное переизбрание Хасана Рухани на второй срок. Президент занимает очень конструктивную позицию в отношении сотрудничества с соседями, включая Россию, и то, что активизировались действия по сделке «нефть в обмен на товары», лишний раз подтверждает, что в ближайшие четыре года мы можем ожидать активизации сотрудничества между двумя странами. РЖД сейчас активно работает по строительству в Иране железных дорог и электрификации уже существующих, мы присутствуем и в электрогенерации иранских тепло- и электростанций, так что есть варианты того, что будет поставлять Россия Ирану в рамках сделки», — сообщил Стас Притчин.

Эксперт ожидает, что иранская нефть позволит России активизировать торговлю с другими странами. «Это вопрос географии и рынка сбыта: иранскую нефть российские танкеры получают в Персидском заливе, оттуда география поставок может быть самой широкой. Например, можно активизировать сотрудничество с Китаем и Индией, напрямую заключать сделки и отправлять нефть туда, куда, скажем, из Новороссийска и балтийских портов доставлять сложнее и дольше. Для российских нефтяных компаний и России как игрока на международном энергетическом рынке это очень позитивное событие», — подчеркнул он.

Заместитель директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Белогорьев, в свою очередь. охарактеризовал заключенную сделку как защиту обеих сторон от возможного экономического давления на Россию и Иран. «У Ирана сейчас существуют возможности прямой поставки нефти потребителям, так что для республики вопрос обмена нефти на товары уже не столь актуален. Безусловно, поскольку этот формат получил институциональную основу, перспективы у такого сотрудничества есть, однако бартерные сделки следует рассматривать скорее как механизм двусторонней страховки от санкций со стороны третьих стран», — пояснил он.

Исполнение сделки может оказаться под вопросом в связи с ожидаемой нехваткой иранской нефти для нее. «Иран уже достиг пика своих возможностей по увеличению добычи экспорта нефти, и у него просто нет дополнительных объемов, которые он мог бы поставить в рамках этой сделки на внешний рынок. Российским нефтяным компаниям это изначально было не очень интересно, поскольку у нас растущая собственная добыча, а также, учитывая снижение переработки, еще более растущий нефтяной экспорт. У нас нет проблем с выполнением экспортных обязательств, поэтому нет необходимости в привлечении иранской или какой-либо другой нефти», — напомнил эксперт.

«Изначально это была политическая акция, и интерес России в этом соглашении – не энергетический, а политический. На мой взгляд, сам формат может сохраниться, и несколько сделок в его рамках могут быть проведены, дабы проверить его работоспособность, но дальше он будет заморожен «на черный день», если, конечно, такой день наступит», — резюмировал Алексей Белогорьев.