Сможет ли Вашингтон перезапустить отношения с Москвой?

«Когда я буду президентом, Россия будет гораздо больше уважать нас, чем сегодня, и наши страны, я полагаю, будут работать вместе над решением многих больших и угрожающих проблем всего мира!», — написал в своем Twitter аккаунте Дональд Трамп 7 января, за несколько недель до того, как он стал 45 президентом США.

На протяжении всей выборной кампании Трамп положительно отзывался о президенте России Владимире Путине за его манеру управления страной. Путин стал одним из первых лидеров, с кем он поговорил сразу после своей инаугурации. В телефонном разговоре 28 января лидеры обеих стран пообещали сотрудничать в сфере борьбы с терроризмом. Интересно, что намерение Дональда Трампа укрепить отношения с бывшим соперником в холодной войне пришлось на время, когда российско-американские отношения находятся на самом низком уровне со времен распада Советского Союза. Администрация Обамы ввела против России санкции за присоединение Крыма и так называемое предполагаемое вмешательство в выборы США. Американский истеблишмент постоянно обвиняет Москву во всевозможных бедах, начиная от «распространения нестабильности» в мире до убийства мирных жителей в Сирии. Поэтому взгляды Трампа абсолютно противоположны той политике, которую вели его предшественники. Так почему же он прежде всего обещает восстановить отношения?

Зачем нужен диалог?

Одно из объяснений, которое набрало большую популярность спустя недели после президентских выборов, — это то, что русские имеют некое влияние на нового президента США. По сообщениям американских СМИ, ЦРУ пришло к выводу, что Россия вмешалась в выборы в США, чтобы помочь Трампу выиграть. Согласно другому предположению, у России есть некая компрометирующая личная информация о Трампе, которая может быть использована для шантажа. Если даже не брать во внимание уровень правдоподобности таких предположений, сложно поверить, что президент самой могущественной страны в мире будет положительно настроен по отношению к иностранному правительству только потому, что оно украло информацию о его сопернике на выборах или шантажирует его какой-то секретной информацией.

Что же касается более логичного объяснения, необходимо забыть про все эти теории заговора и шантажа и посмотреть на более широкий идеологический и стратегический контекст. Заявления Трампа, касающиеся внешней политики, во время начала его предвыборной кампании можно разделить на три большие темы: идеологическое противостояние тому, что он называет «радикальный исламский терроризм», улучшение отношений с Россией и отпор Китаю. Все эти три темы взаимосвязаны.

Трамп никогда не избегал упоминания религиозной принадлежности его самого или его страны. Во время кампании он заявил, что будет бороться за то, чтобы объединить американцев «в один народ под одним Богом, отдающий честь одному флагу». По словам Стива Бэннона, главного стратега Трампа и одного из самых влиятельных людей в его администрации, иудейско-христианский Запад «ведет открытую войну против джихадистского исламского фашизма». Первые решения, принятые президентом Трампом, включая полный запрет на въезд людей из семи мусульманских стран, доказывают, что взгляды новой администрации на мир не сильно отличаются от взглядов господина Бэннона. С другой стороны, в России при президенте Путине прочные позиции снова заняла православная церковь, которая на протяжении десятилетий оттеснялась атеистическими коммунистами. Таким образом, когда Трамп пообещал перетянуть на свою сторону российское руководство в сфере борьбы против ИГИЛ, он имел в виду возможный идеологический союз между двумя христианскими странами в борьбе против общего врага. Если ему это удастся, Трамп может рассчитывать на успех и по третьему направлению – дать отпор Китаю.

Трамп полагает, что Россия больше не является принципиальным, глобальным соперником США. С его точки зрения, до этого уровня вот-вот дорастет Китай. Безусловно, Россия со своей бескрайней территорией и природными ресурсами, стратегически важным географическим положением и военной мощью остается ключевой геополитической державой. Но сейчас ее экономика слаба, лишь тень советской экономической силы. И хотя Россия по-прежнему имеет большое влияние на своих соседей, сомнительно, что она могла бы представлять долгосрочную стратегическую угрозу для США. С другой стороны, Китай – это ключевой экономический игрок, который имеет огромное влияние по всему миру. Но возможности Китая продемонстрировать свою силу ограничены из-за нестабильности его морских границ. Военные США массово присутствуют в регионе китайской сферы интересов. Но если Россия и Китай объединятся, что и происходило в последние годы, будь то торгово-экономические связи или объединение усилий по мировым конфликтам в ООН, то это может стать потенциальной угрозой для долгосрочных американских интересов. Трамп намерен использовать свой диалог с Россией для того, чтобы вбить клин между Москвой и Пекином.

Эту стратегию неоднократно использовали его предшественники на протяжении всей истории американской внешней политики. В 1970-х годах президент Ричард Никсон хотел использовать различия внутри коммунистического мира и перестроил американскую политику в сторону Китая. В недавнем прошлом президент Барак Обама использовал возможность на Украине для того, чтобы направить европейское общественное мнение против России и открыть объединенный фронт против Москвы. И хотя его санкционный режим особо не повредил российским краткосрочным интересам и возможностям, но он действительно вбил клин между Берлином и Москвой. До кризиса на Украине отношения между Германией и Россией развивались по восходящей, а Путин хотел превратить их в стратегический союз. Германо-российско-евразийский союз потенциально мог угрожать основам однополярного мира. И Трамп хочет сделать с китайско-российским партнерством точно то же, что Обама сделал с российско-германским.

Три препятствия

Но есть три главные проблемы: политическая, геополитическая и стратегическая. Во-первых, Обама создал достаточно препятствий для Трампа на пути к сотрудничеству с Россией. Трамп уже страдает от проблемы дефицита доверия, учитывая все эти слухи о связи его предвыборной кампании с Россией. Конечно, он мог бы снять санкции правительственными постановлениями, но это еще больше отдалит влиятельные русофобские круги в вашингтонском истеблишменте от его администрации.

Во-вторых, российская внешняя политика исторически продиктована ее глубокой незащищенностью. Протяженные границы с Европой и Кавказом не защищены физически и открыты для потенциальных агрессоров. НАТО продолжает расширяться в этих регионах, что объясняет вовлеченность России в конфликты в Грузии и на Украине. Трампу не удастся заключить с Москвой долгосрочную сделку, если он не защитит Россию от НАТО. А это означает, что Трампу или нужно отказаться от НАТО или безраздельно править им. Оба варианта будут иметь последствия со стороны Европы.

В-третьих, сегодняшняя Россия – это не Россия 2009 года, когда Обама стал президентом и пообещал «перезагрузку». Тогда Россия имела влияние только на своих соседей – Восточную Европу, Кавказ и Центральную Азию. Но сегодня Россия распространила свое влияние и на другие регионы. Она играет ведущую роль в Сирии, является надежным союзником Ирана (одной из стран, из которых Трамп запретил въезжать в США), а также выступает в качестве теневой силы в Афганистане, где американцы ведут войну, которую невозможно выиграть, вот уже 15 лет. Сегодня переговорные способности России гораздо выше. Это потребует больших компромиссов со стороны США, чтобы достичь потенциальной разрядки международной напряженности. И каким образом Трамп, который обещал ставить «Америку на первое место», сможет это провернуть? На сегодняшний день обе стороны могут присматриваться друг к другу, но идеологические намерения, как показывает история, не смогут победить геополитические реалии. Проблемы начнут возникать, как только стороны перейдут к делу.

The Hindu