Убийство посла и сирийский вопрос: к чему приведет трагедия в Анкаре

1484144662Вечером в понедельник 19 декабря в турецкой столице был убит российский посол Андрей Карлов. Дипломат выступал на открытии фотовыставки, когда стоявший у него за спиной молодой человек неожиданно выхватил пистолет и открыл стрельбу сначала в воздух, затем – пуля за пулей — в Карлова, выкрикивая «Аллах акбар!», «Помните Алеппо!», «Помните Сирию!».

Турецкие спецназовцы ликвидировали стрелка. Андрея Карлова увезли в больницу, где от полученных ран он скончался.

Имя убийцы – Мевлют Мерт Алтынаш. Сначала сообщалось, что он бывший полицейский, уволенный из силовых структур после июльского мятежа в Турции. Затем – что он действующий сотрудник турецкой полиции, но находившийся «не при исполнении». По полицейским документам он и проник на выставку.

Ряд стран, включая Россию и Турцию, признал убийство российского дипломата террористическим актом. Такую же оценку этому преступлению дал и Совет безопасности ООН.

Эхо Алеппо

«Произошедший теракт еще раз показал, что взятие Алеппо — это еще не конец истории в Сирии. Террористическая угроза сейчас будет только возрастать, потому что радикалы испытывают сильнейшее давление», — сказала РИА Новости советник директора Российского института стратегических исследований, эксперт Российского совета по международным делам Елена Супонина.

С ней согласен директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров, который убежден, что сам террористический акт является последствием успешной операции сирийских правительственных войск и российских ВКС в сирийском Алеппо.

«Значительная часть боевиков, с которыми воевали в Алеппо, тесно связаны с Турцией, имеют свои базы на ее территории, среди них немало турецких граждан. Неудивительно, что у определенной части турецкого населения градус антироссийских настроений сейчас значительно вырос», — утверждает Семен Багдасаров.

По его мнению, до сих пор в России недооценивали степень террористической угрозы в Турции, значительно возросшую по мере развития событий в Сирии. После того, как провалился июльский мятеж, отношения между двумя странами, разрушенные сбитым над сирийской территорией близ турецкой границы российским военным самолетом, вновь наладились. В Москве заговорили о новом развитии экономического сотрудничества с Анкарой, возобновился поток российских туристов в Турцию.

Турецкий хаос

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган сегодня находится в сложнейшей внутренней революционной ситуации, утверждает вице-президент Международного общественного фонда «Экспериментальный творческий центр» Юрий Бялый. В стране сложились и оформились многочисленные и очень противоречивые политические лагеря, по-разному понимающие сущность турецкого патриотизма.

«Одни исповедуют неоосманизм, другие пантюркизм, третьи имперский религиозный халифатизм. Борьба всех этих сил в июле привела к попытке переворота, который был подавлен, но сами по себе эти силы никуда не делись и они остаются на всех уровнях жизни, политики, экономики, власти. И каждая из них стремится как-то подправить внутреннюю и внешнюю политику турецкого лидера – часто не гнушаясь никакими методами», — говорит Юрий Бялый.

«Турецкая политика последних лет довольно сильно дестабилизировала страну и государство. Вместо распространения влияния Турции на Ближний Восток, к чему стремился Эрдоган, активно вмешиваясь, в частности, в сирийские дела, произошло обратное: распространение ближневосточного хаоса и нестабильности на Турцию», — считает председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов.

Турецкие политики и СМИ заподозрили в организации убийства Андрея Карлова оппозиционного турецкого проповедника Фетхуллаха Гюлена, который скрывается в США. Сам Гюлен публично осудил это преступление и назвал его «ужасным актом террора». Однако, скорее всего, без Гюлена тут все же не обошлось, убежден руководитель Центра военного прогнозирования Анатолий Цыганок.

«Поскольку июльский мятеж провалился, и результатом стало налаживание отношений с Россией, то наиболее действенной местью стало бы новое разрушение этих отношений. У организации Гюллена есть свои разветвленные структуры в Турции, которым вполне под силу было организовать это убийство», — говорит военный аналитик, замечая при этом, что и сам Гюллен отнюдь не свободен в своих действиях и всегда готов послушно выполнить волю страны, предоставившей ему убежище – то есть, США.

Цель – поссорить Москву с Анкарой

«Убийство российского посла – тщательно спланированный, выверенный теракт, который должен был повлечь определенные последствия. Скорее всего, по замыслу организаторов, они должны были состоять в том, что Россия и Турция опять испортят отношения, и разрушение их взаимодействия поможет террористическим организациям ИГ, «Джебхат ан-Нусра»(запрещены в России) продолжать терзать Сирию», — сказал на пресс-конференции в Москве генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин.

Произошедший теракт в очередной раз совершенно отчетливо показывает, что есть силы, которые ведут игру на подрыв отношений России и Турции, считает и эксперт Российского совета по международным делам, ведущий научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН Алексей Фененко. По его мнению, это внешние силы — бенефициантами такой игры могут быть как исламистские группы монархий Персидского залива, заинтересованные в ослаблении, прежде всего, Турции, так и «некоторые круги на Западе».

«Это четвертая за последние два года попытка столкнуть Россию и Турцию. Первый вариант — игра на дальнейшую внутреннюю дестабилизацию Турции, либо второй вариант — столкнуть друг с другом Россию и Турцию и лишить Россию выхода в Средиземное море», — сказал эксперт в беседе со Sputnik.

Юрий Бялый обращает внимание на череду террористических актов, произошедших в последние дни: стрельба в Цюрихе, убийство российского посла, перестрелка у американского посольства, наезд грузовика на толпу людей на рождественской ярмарке в Берлине.

«Обращает на себя внимание плотность этих терактов. Не исключено, что все они связаны еще с одним событием: пару дней назад арабские СМИ сообщили, что в Алеппо в подземном тоннеле была обнаружена группа из нескольких десятков иностранных наемников и советников террористов из разных государств. Вполне допускаю, что последовавшие затем террористические акты были призваны отвлечь внимание в мире от этого факта», — предполагает Юрий Бялый.

Москва и Анкара объединят усилия

По словам Елены Супониной, единственный способ противостоять усилению террористической угрозы — преодолевать разногласия и объединять усилия в борьбе с терроризмом. Турция и Россия это смогли сделать, и их сближение происходит, несмотря на ряд разногласий, заметила эксперт.

«Сотрудничество России и Турции вряд ли изменится в сторону ослабления – это было бы слишком хорошим подарком инициаторам теракта. Военное сотрудничество тоже не прекратится. Более того, Россия и Турция должны еще лучше сплотиться в проекте уничтожения террористических организаций на территории Сирии», — говорит Алексей Мухин, по мнению которого, убийство российского дипломата вызовет эффект, обратный тому, на который рассчитывали террористы.

В Сирии наступает принципиально новый период. Битва за Алеппо выиграна, и пока совершенно непонятно, что будет дальше, какие именно силы займутся воссозданием страны. И на этом этапе сотрудничество России и Турции в Сирии может быть небесполезным, убежден Федор Лукьянов.

«Как минимум, у России появляется шанс настоять, чтобы Турция не выступала более в роли ее системного оппонента в процессе политического урегулирования в Сирии. Это будет совсем нелегко, Турция очень сложный партнер, у нее есть собственная позиция, которую она упорно отстаивает. Однако прискорбное событие, произошедшее в Анкаре, дает некоторый шанс на то, что Эрдоган под грузом вины и ответственности за случившееся может стать несколько более покладистым», — говорит политолог.

О том, что турецкий лидер оказался в критическом для него положении, написало и американское издание The Washington Post, по мнению которого, теракт в Анкаре не «столкнет лбами» Москву и Анкару, а наоборот подтолкнет их к сотрудничество против терроризма.

«Весь вопрос в том, какую цену готов заплатить Эрдоган», — пишет газета.

Владимир Ардаев, обозреватель РИА Новости.

https://ria.ru/world/20161220/1484151969.html