Эксперты оценили, что ждёт Грузию и Азербайджан в случае возвращения Саакашвили

Вчера лидер партии «Единое национальное движение» Григол Вашадзе объявил экс-президента Грузии Михаил Саакашвил кандидатом в премьер-министры.

Со своей стороны бывший президент Грузии Михаил Сакашвили заявил, что приветствует решение своей бывшей партии «Единое национальное движение», которая желает выдвинуть его кандидатуру на должность премьера страны и выражает готовность занять данную должность, об этом он написал на своей странице в Facebook.

«Я дал согласие на предложение объединённой грузинской оппозиции стать премьер-министром после победы на парламентских выборах 31 октября. Я хочу помочь моему грузинскому народу выйти из кризиса. Поэтому я объявил, что согласен быть переходным премьер-министром не на полный срок, а на стабилизационный период, пока нам не удастся преодолеть глубокий кризис, в котором сейчас находится Грузия», — сказал Саакашвили.

Комментируя Пресс-клубу «Содружество» возвращение Саакашвили в Грузию и его возможный арест, грузинский политолог Гела Васадзе сказал, что если его арестуют, то это будет революционный сценарий для Грузии.

«Дело в том, что я сомневаюсь, что он приедет в Грузию. На самом деле речь идет о мобилизации потенциала своих избирателей, чтобы они пришли на выборы. Так как избиратели «Единого национального движения» — это избиратели Михаила Саакашвили, они тем самым показали, что его кандидатура еще популярна в Грузии, и он из грузинской политики никуда не уходил», — отметил эксперт.

По его словам, данный шаг и намерения не являются консолидированным решением всех оппозиционных сил в стране, его приняла только одна из оппозиционных партии, а именно «Единое национальное движение».

«Поэтому говорить о том, что это отчаянный шаг оппозиции Грузии не приходится. Он был вполне логичным, Саакашвили всегда был лидером у этой партии и остается им, а это то самое решение, о котором и так все знали», — сказал аналитик.

Васадзе также добавил, что грузинская оппозиция не едина, она достаточно разная, и Михаил Саакашвили не является лидером всех оппозиционных сил.

«Естественно, его личность в качестве премьер-министра от партии «Единое национальное движение» может мобилизовать электорат. Судя по последним социологическим данным, набрать парламентское большинство не сможет ни одна из политических партий. Если говорить о лидере, то лидеры нужны революции, это один из возможных сценариев, но у нас, скорее всего, этого не ожидается. У нас ожидаются демократические выборы, и на сегодняшний день мы можем пока лишь сказать, что ни одна из политических сил не будет иметь парламентского большинства, будет коалиционное правительство», — подчеркнул он.

Политическая борьба сейчас между властью и оппозицией состоит в том, кто сделает больше ошибок.

«Если власть сделает роковые для нее ошибки, то тогда можно ожидать все: и гражданские столкновения, и революцию, и прочее. Во многом все зависит от того, как будет реагировать власть на события в стране», — резюмировал Васадзе.

В свою очередь политолог Ильгар Велизаде отметил, что политическому деятелю, который долгое время отсутствовал в реальной политике той или иной страны, очень сложно претендовать на очень важные позиции. «Саакашвили длительное время занимался политикой Украины, и все его последние заявления связаны именно с этой страной, в то время как в грузинской политике он присутствовал эпизодично. Это естественно, что никакого рейтинга к его личности это не добавляло», — сказал эксперт.

По его словам, в самой Грузии сформировались другие политические реалии после Саакашвили, появились новые лица, новые лидеры, новые герои оппозиционного движения — и во всей этой картине не так много места осталось для Саакашвили.

«Конечно, он играет на факторе памяти и взывает к тем кругам, которые его помнят, помнят те положительные вещи, которые он привел в грузинскую политику, но это все было, а сейчас совершенно другие реалии. У него нет фактических инструментов влияния на ситуацию в Грузии даже через партию «Единое национальное движение». Также нужно сказать, что не вся грузинская оппозиция поддерживает идею позвать его обратно в страну», — добавил Велизаде.

Если же он вернется в Грузию, то увеличится политическая турбулентность страны, считает эксперт.

«Саакашвили эпатажный политик, его заявления и репрессии против него со стороны властей спровоцируют целый ряд процессов в грузинской политике», — сказал он.

Говоря о том, как это будет влиять на Азербайджан, эксперт сказал, что для Азербайджана политическая турбулентность Грузии очевидных преимуществ не несет, отрицательных тоже.

«Нынешние азербайджано-грузинские отношения развиваются по инерции тех времен, которые развивались при Саакашвили. Поэтому никаких изменений ожидать не стоит», — резюмировал Велизаде.

Ниджат Гаджиев