Эксперт: Страны Центральной Азии сами должны научиться решать свои проблемы

Владимир Владимирович Парамонов, кандидат политических наук, руководитель аналитической группы «Центральная Евразия» (www.ceasia.ru, www.ceasia.org) – о динамике интеграционных процессов на территории бывшего СССР.

На Ваш взгляд, насколько динамично продвигаются процессы экономической интеграции на постсоветском пространстве, в том числе в Центральной Азии, особенно если сравнивать ситуацию с периодом бывшего СССР?

Спасибо за хороший, а главное — глубокий вопрос. В нем уже заложен ответ, что облегчает мою задачу. По большому счету сейчас продолжается дезинтеграция как всего постсоветского пространства, так и его центральноазиатского сегмента, равно как и других его региональных сегментов. Усилия по региональной интеграции все еще крайне слабы, эпизодичны, непоследовательны, несистемны. Тем не менее, среди всех других региональных сегментов постсоветского пространства у Центральной Азии шансы на региональную интеграцию пока выше, в том числе с учетом в целом позитивных изменений во внешней политике Узбекистана и нацеленности Ташкента на региональное сотрудничество.

К тому же, в отличие от таких постсоветских регионов, как Восточная Европа и Южный Кавказ, Центральной Азии пока удалось избежать внутрирегиональных, межгосударственных конфликтов. Говорю, что «пока», так как никто от такого рода конфликтов на постсоветском пространстве не застрахован в принципе. Причин много: слабость тех же экономических, политических, социальных и иных курсов и стратегий, межгосударственных связей, нарастание и углубление многочисленных проблем.

Боле того, ведь что нас, страны бывшего СССР всегда спасало и объединяло? Спасали и объединяли интернационализм и дружба народов, сопутствующие имкак традиционная, так и культивируемая взаимная толерантность, терпимость, в целом вера в то, что мы строим общее будущее. Причем справедливое будущее. На это все и была нацелена внутренняя политика Союза и его идеология. Ну и понятно, что была и крепкая экономическая основа в виде постоянно подпитываемых трендов на углубление экономической взаимозависимости внутри СССР.

А что произошло после распада СССР? По сути, каждая страна стала «тянуть одеяло на себя», исходить исключительно из своих узко-национальных, краткосрочных и, по большому счету, эгоистических интересов. К сожалению одной из первых пример подобного поведения подало ключевое постсоветское государство — Россия. Особенно это было заметно в период правления Ельцина.

Не изменив в корне эти тенденции и запущенные алгоритмы, не поломав их в ключевых точках и эпицентрах «зарождения», на мой взгляд, невозможно перейти к реальной интеграции на постсоветском пространстве, в том числе в таком его важном сегменте как Центральная Азия.

К огромному сожалению, постсоветские интеграционные структуры как СНГ, ЕАЭС, ОДКБ пока явно не справляются с подобного рода стратегическими задачами.Фундаментальная причина этого видится в том, что системная аналитическая и в целом исследовательская работа в этих структурах не соответствует характеру существующих угроз, да и самим масштабам и глубине продолжающейся дезинтеграции. К еще большему сожалению, никто в этих структурах не ставит во главу угла задач по форсированному развитию именно аналитического, исследовательского компонента.

Но без него достижение каких-либо прорывов в развитии и интеграции по определению невозможно. В лучшем случае та же интеграция будет подменяться некими несистемными усилиями, пропагандой или иллюзией об интеграции, а в худшем — экономическим поглощением или ускорением дезинтеграции даже внутри национальных экономик, с параллельным обострением всевозможных конфликтов.

Достаточно ли эффективно взаимодействуют постсоветские страны в вопросах обеспечения региональной безопасности и урегулирования конфликтов?

На мой взгляд, все еще крайне неэффективно. Но вот теперь Вы мне подскажите: а как эффективно можно заниматься решением каких-либо сложных проблем и конфликтов, когда каждая сторона «тянет одеяло на себя», а объединяющей стратегической цели у них просто нет и никто эту цель не формирует? Ведь что призвана обеспечивать сфера безопасности? На мой взгляд, она должна обеспечивать в первую очередь защиту общих экономических интересов, крупных проектов. А таковых как не было так и нет.

У меня иногда даже возникают мысли о саботаже интеграции и стратегических целей развития со стороны неких сил, внутренних, внешних, не важно … Складывается ощущение, что у этих сил зачастую больше аналитических и иных ресурсов, четких концептуальных установок и понимания какой «дорогой» следует двигаться странам бывшего СССР … И это явно не интеграционная «дорога» … По крайней мере, не для постсоветского пространства.

Нашим странам продолжают навязывать схемы поведения и политики, а наши с Вами интеллектуальные элиты или обеспечивают реализацию этих схем или отвлекаются на решение второстепенных задач и достижение ложных целей или просто не допускаются к стратегическим вопросам на повестке дня развития своих же государств.

Как Вы расцениваете нынешний уровень отношений между Узбекистаном и другими странами Центральной Азии?

Мне представляется, что уровень отношений мог бы быть гораздо выше. Потенциал всех пяти стран значителен. Однако, надо четко понимать в рамках каких концептуальных и стратегических целей мы будем развивать наши двусторонние и многосторонние отношения.

Во-первых, будут ли эти отношения поддерживать и подпитывать интеграцию в нашем регионе, как и на постсоветском пространстве в целом? Если так, то это одна концептуальная установка, конкретная цель и четкий вариант движения в сторону сближения с остальными постсоветскими государствами, в первую очередь Россией, даже если они сами этого не понимают и ничего серьезного для этого не делают.

Во-вторых, будем ли мы строить отношения в рамках продвигаемых Западом и/или Китаем схем, проектов, алгоритмов? Да стратегические и тактические цели у Запада и Китая могут быть разные, а между самими странами Запада и их транснациональными корпорациями временами даже может и не быть единства. Но тем не менее, в любом случае речь будет идти о дальнейшем дистанцировании от России и, скорее всего, целого ряда других постсоветских стран.

В-третьих, можем ли мы, государства Центральной Азии, выработать собственный, максимально независимый от каких-либо внешних сил, концепт развития двусторонних и многосторонних отношений? Например, с точки зрения интеграции нашего региона Центральной Азии? На мой взгляд, этот вариант был бы наиболее мудрым, принимая во внимания реалии современной ситуации в мире и подходы России к интеграции на постсоветском пространстве. Страны Центральной Азии сами должны научиться решать свои проблемы … Однако это можно сделать только через мобилизацию интеллектуальных ресурсов наших стран на цели долгосрочного развития. Как это делать? Очевидно, что только через кардинальное усиление роли науки, аналитики и экспертизы, в целом междисциплинарных и публичных научных исследований в системе принятия стратегических решений.

Анна Гриценко (Ташкент)