Южный Кавказ и Россия — есть ли общее будущее?

1308049383_brand_494 апреля 2013 года при поддержке политологического центра «Север-Юг» и информационно-аналитического агентства «Вестник Кавказа» была организована международная научно-практическая конференция на тему: «Южный Кавказ: новые геополитические реалии. Экономика, безопасность, гуманитарная сфера».

Модератором конференции выступил исполнительный директор Политологического центра «Север-Юг», главный редактор ИАА «Вестник Кавказа» Алексей Власов.

Участие в мероприятии приняли ведущие российские и зарубежные специалисты и эксперты по южнокавказскому региону. В круг ключевых вопросов конференции вошли взаимоотношения России и стран Южного Кавказа, а также основные тенденции развития этих стран и степень влияния США и Евросоюза на события в регионе.

Как заметил А. Власов, в настоящее время мы можем наблюдать новые процессы на Южном Кавказе, связанные со сферами безопасности, политики и экономики этих стран. В этой связи России необходимо переоценить свою политику в южнокавказском регионе и использовать уже накопленный опыт для выработки новых методов взаимодействия со странами Южного Кавказа. Более подробно эту тему осветила Алла Язькова, профессор, доктор исторических наук и руководитель центра «Средиземноморье-Черноморье» Института Европы РАН, выступившая с докладом на тему: «Государства Южного Кавказа и Россия».

По словам эксперта, итогом российской политики за последние два десятилетия стало поэтапное ослабление позиций в регионе и, в частности, в отношениях России с Азербайджаном, Грузией, а в последнее время и с Арменией. В настоящее время наблюдается кризис идентичности российских политических элит, часть которых пошла на сотрудничество с сепаратистами с целью сохранения своего влияния в регионе. При этом национальная политическая элита этих стран не смогла вписать свою национальную политику в русло заявленных ими демократических преобразований. Всё это привело к  росту сепаратистских тенденций.

Основные мотивы политики России в последние годы, по мнению А. Язьковой, состояли в ограничении расширения влияния Запада, то есть США и европейских стран, на республики Южного Кавказа. Это стало ясно после того, как обнаружились реальные возможности эксплуатации запасов нефти и газа на Каспийском море. Те же мотивы прослеживаются и в ответе на импульсивную политику Саакашвили, которая предоставила российскому руководству возможность не только поставить на место грузинского президента, но и показать, что Россия не намерена терпеть вторжение внешних сил в сферу своих интересов. Что касается реакции на подобные события стран Запада, то, по словам американских аналитиков, регион Южного Кавказа стал одним из самых спорных в российско-американских отношениях. Администрация Б. Обамы, в отличие от проводившейся ранее политики, сосредоточилась не на противостоянии России в этом вопросе, а на поиске решения существующих проблем. Результаты такой стратегии пока непонятны. Как отметила А. Язькова, соотношение российской и американской точек зрения в отношении южнокавказской политики во многом зависит от соотношения сил в самом регионе.

В ходе обсуждения вопроса российско-грузинских отношений А. Язькова отметила также, что после событий августа 2008 г. в западных СМИ наблюдалась бурная дискуссия на тему нефтяной подоплеки взаимоотношений Грузии и России.

Затрагивая вопрос Абхазии и Южной Осетии, профессор отметила, что, по мнению экспертов, одна из главных причин нарастания напряженности вокруг этих регионов заключалась в том, чтобы силовыми методами или демонстрацией силового потенциала ограничить транзит энергоресурсов через территорию соседней страны: «Тогда же появились и предложения заменить Грузию Арменией в качестве транзитного пути для каспийских энергоресурсов». Но препятствием для такого переформатирования отношений стала ситуация с Нагорным Карабахом. Она не решена до сих пор, и в процессе переговоров с Азербайджаном были во многом ликвидированы усилия России в последние годы, направленные на сближения позиций Армении и Азербайджана.

Затрагивая вопросы, связанные с Азербайджаном, эксперт высказала также своё мнение о российском влиянии после выборов: «Предполагается, что политические силы, выступающие за сближение с Россией на предлагаемых российскими политиками условиях, вряд ли получат необходимые для этого рычаги власти».

 Возвращаясь к теме о взаимодействии России, США и стран Евросоюза по вопросам политики на Южном Кавказе, эксперт отметила: «Политика США во многом зависит от политики России и направлена на подавление возможной эскалации национальных конфликтов. Политика Евросоюза носит прагматический характер». В качестве доказательства европейского прагматизма она привела пример проекта по созданию Евроазиатского транспортного коридора. «Российско-грузинский конфликт августа 2008 г. и газовая война с Украиной поколебали доверие между Россией и Евросоюзом. Это сделало лейтмотивом политики Евросоюза стремление ослабить энергетическую зависимость от России и расширить энергетических контактов на Южном Кавказе», — добавила А. Язькова. В силу этих причин, договариваться с Евросоюзом сейчас может быть сложнее, чем с США.

В конце своего выступления А. Язькова отметила, что военные конфликты, ухудшившие отношения России с западным миром и с Грузией, заставляют задуматься о дальнейшей политике России и о том, как она ответит на новые вызовы: «Необходимо преодолевать противоречия в отношениях с государствами Южного Кавказа с одной стороны и налаживать международные отношения в этой сфере с другой». Для этого необходима разработка новых стратегических подходов в вопросах внешней политики России в этом регионе с учетом интересов и намерений государств Южного Кавказа, а затем и ведущих мировых держав и их центров.