G7 показала свою ненужность

G7 показала свою ненужность

Итоги саммита G7 в Таормине продемонстрировали правильность подхода России в том, что возвращение формата «восьмерки» в настоящее время неактуально. Об этом заявил постоянный представитель РФ при ЕС Владимир Чижов.

«(Итог) лишний раз подтверждает правильность позиции российского руководства, что стремиться вернуть ее в восьмерочный формат — это дело не очень перспективное и не больно нужное», — приводит слова дипломата ТАСС.

Результаты встречи, по его оценке, оказались невыразительными. При этом они показали наличие трансатлантических противоречий, отметил Чижов.

«С одной стороны, итоги невыразительные с точки зрения субстанции, но, с другой стороны, довольно примечательные с точки зрения того, что подспудно зревшие трансатлантические противоречия вылезли наружу», — заявил постпред РФ при ЕС.

Как отметил в беседе с корреспондентом «Вестника Кавказа» старший научный сотрудник Центра европейских исследований ИМЭМО РАН Владимир Оленченко, саммит G7 в Таормине показал глубинный раскол в этом формате. «На первый план вышли разногласия по принципиальным вопросам, в первую очередь, по международной торговле. После кризиса 2007-2009 годов глобальная экономика развивалась вяло, и многие считают, что основным препятствием для ее роста служит протекционизм, ограничивающий международную торговлю. Трамп объявил, что США будут отдавать предпочтение двусторонним связям, а не многосторонним, что в первую очередь задевает интересы Евросоюза: Трамп в упор не видит ЕС, и готов развивать отношения лишь отдельно с Германией, отдельно с Францией, и так далее. Это не может не вызывать раздражения у европейцев, что они ему и высказал на саммите, однако общий язык они так и не нашли, поскольку в итоговой декларации говорится только о намерении сторон продолжить переговоры по вопросу международной торговли», — обратил внимание он.

«Примерно такая же ситуация с вопросом об изменениях климата: Трамп считает, что этой проблемы не существует, она надуманная, и поэтому США не будут участвовать в механизмах по сглаживанию изменений климата. Тут есть экономическая подоплека, так как промышленное производство в США является главным источником вредных выбросов в атмосферу, а значит, приняв условия общих стандартов, Вашингтон будет вынужден вводить эти стандарты на американской территории. Это повысит издержки и понизит конкурентоспособность американских товаров. По этому момент и по международной торговле разногласия между Старым и Новым Светом проявились на саммите в Таормине наиболее ярко», — указал Владимир Оленченко, добавив, что солидаризоваться членам G7 в этот раз удалось лишь в борьбе с терроризмом.

Подобные разногласия по ключевым для взаимодействия стран G7 вопросам могут в будущем привести к утрате значимости формата «Большой семерки». «Прежде этот формат имел значение как механизм или орган, который разрабатывал глобальную мировую стратегию. Сейчас он теряет это значение, поскольку в G7 больше нет единства. Соответственно, возникает сомнение в целесообразности регулярных встреч. Безусловно, те или иные встречи между лидерами стран нельзя исключать, но речь идет о том, нужно ли проводить эти встречи именно под вывеской G7, и насколько осмысленно возвращаться к такому формату переговоров. Сейчас наметились тенденции разделения на три центра силы: во-первых, это тройка США-Канада-Япония, близкие друг другу и по духу, и по географическим интересам, во-вторых, европейцы Франция-Италия-Германия, в-третьих, Великобритания, выходящая из ЕС и грезящая вновь стать отдельным центром силы в мире. Если разногласия между ними будут усиливаться, целесообразность во встречах G7 будет поставлена под сомнение», — заключил старший научный сотрудник Центра европейских исследований ИМЭМО РАН.